Выборгская Крепость



Главная страница | Форум  | Написать авторам


Новое время

::Новое время::

Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах въ 1708-1714 г.
Сборник военно-исторических материалов. С.-Петербург, 1893 г.

СБОРНИК ВОЕННО-ИСТОРИЧЕСКИХ МАТЕРIАЛОВЪ
Выпускъ V-й

СЕВЕРНАЯ ВОЙНА
На Ингерманландском и Финляндском театрах
въ 1708-1714 г.


(ДОКУМЕНТЫ ГОСУДАРСТВЕННАГО АРХИВА).

Генеральнаго Штаба Полковникъ А. 3. МЫШЛАЕВСКIЙ.

Издание Военно-Ученаго Комитета Главнаго Штаба.
С.-ПЕТЕРБУРГЪ.
Военная Типографiя (въ зданiи Главнаго Штаба).
1893.

Содержание:
1. ПРЕДИСЛОВИЕ.
2. 1708 год.
3. 1709 год.
4. 1710 год.

ПРЕДИСЛОВIЕ

Время деятельности Государя Петра I по реорганизацiи нашихъ вооруженныхъ силъ, составляющее одинъ изъ важнейшихъ перiодовъ русской военной исторiи, до настоящаго времени изследовано весьма недостаточно. Мы не только не располагаемъ вполне обстоятельными сведенiями по частнымъ вопросамъ устройства и тактики войскъ того времени, но и главнейшiе эпизоды войнъ 1700-1721 г. выяснены пока не съ достаточною полнотою и достоверностыо. Такъ, напр., Прутскiй походъ, войны на Финляндскомъ и Померанскомъ театрахъ известны лишь въ общихъ, далеко не верныхъ чертахъ. Еще менее изучены действiя на Ливонскомъ театръ, после Полтавской победы, и деятельность наблюдательной армiи Шереметева въ Украине въ 1712-1714 г.г. Наконецъ, некоторыя кампанiи этой войны, какъ, напр., 1712 г. въ Финляндiи, на столько прочно забыты, что даже въ наиболее полныхъ военно-историческихъ изследованiяхъ о нихъ не говорится ни слова.

Причины бедности сведенiй о состоянiи военнаго дела при Петре Великомъ, на нашъ взглядъ, заключаются отчасти въ общемъ направленiи нашей военной литературы, въ теченiи продолжительнаго времени мало уделявшей вниманiя вопросамъ русскаго военнаго искуства, главнымъ же образомъ въ недостаточномъ пользованiи документальными богатствами, разбросанными въ разныхъ архивахъ. Основывая свои труды не на этихъ первоисточникахъ, а на сказанiяхъ современниковъ и сочиненiяхъ иностранныхъ писателей, авторы спецiальныхъ изследованiй неизбежно должны были (сообразно съ подобнымъ не полнымъ, случайнымъ и не всегда достовернымъ матерiаломъ) оставлять многiя важныя стороны военной деятельности Петра I вовсе не затронутыми, вступать на скользкiй путь обобщенiй, допусковъ и предположенiй или же, въ крайнемъ случае, просто сетовать на предковъ, не позаботившихся будто-бы оставить имъ достаточно полное военно-историческое наследство.

Изъ этого положенiя нашу военно-историческую науку возможно вывести только кропотливыми и не обещающими скорыхъ результатовъ архивными изысканiями. Въ последнее время въ этомъ направленiи уже многое сделано и если чувствуется въ чемъ недостатокъ, то не въ архивныхъ источникахъ, а въ рабочихъ рукахъ, хотя бы отчасти подготовленныхъ для исполненiя первоначальной, черновой, такъ сказать, работы по разбору архивовъ и приведенiю въ известность ихъ богатствъ. Естественно, что при этихъ условiяхъ всякая частная попытка изученiя архивовъ, какъ бы не совершенна она ни была, не можетъ быть безполезною для дела и во всякомъ случае будетъ содействовать разъясненiю той или другой детали изъ исторiи нашего военнаго прошлаго. Въ этомъ соображенiи и заключается объясненiе техъ мотивовъ, которыми мы руководствовались, выступая на путь самостоятельной архивной работы, результатомъ которой является настоящiй выпускъ Сборника.

Въ этомъ выпускъ печатаются документы, извлеченные нами изъ хранящихся въ Государственномъ архивъ "Делъ Кабинета Петра Великаго"1). Дела Кабинета представляютъ обширнъйшiй источникъ для изученiя хода Северной войны и военныхъ реформъ Государя. Въ нихъ, на несколькихъ десяткахъ тысячь рукописныхъ листовъ, разбросана переписка Государя со многими изъ его сподвижниковъ, ихъ донесенiя, реляцiи, табели, ведомости, чертежи, справки и проч. Изученiе этой массы документовъ должыо пролить новый светъ на время петровскихъ реформъ и разъяснить многiя событiя съ новой, быть можетъ даже неожиданной стороны.

Обилiе этого рукописнаго матерiала и его огромная военно-научная цен-ность требуютъ, однако, чтобы разборъ и изученiе Делъ было ведено по известной системе, которая обезпечивала бы какъ отъ существенныхъ пропусковъ, такъ и отъ ошибокъ въ оценкъ значенiя того или другого документа. Легче всего эти неудобства устраняются спецiализацiею работы, т. е. прiурочивая выборъ документовъ къ определеннымъ кампанiямъ или военно-административнымъ вопросамъ. Въ этомъ случаъ въ кратчайшiй срокъ будутъ прiобретены необходимыя для архивной работы спецiальныя познанiя, которыя устранятъ возможность существенныхъ промаховъ и безъ которыхъ определенiе значенiя документовъ иногда крайне затруднительно2).


1)Дела кабинета состоятъ изъ 167 книгь, подразделенныхъ на два отделенiя I отделенiе состоитъ изъ 72 книгъ и заключаетъ "исходящую" переписку Государя; II Отд., или 95 книгь, составляютъ документы "входящiе".
2)Необходимо, напр. знанiе именъ и отчествъ не только главныхъ, но и второстепенныхъ деятелей, ихъ почерковъ, взаимныхъ отношенiй, служебнаго положенiя, хронологiи событiй и пр.


Сообразно съ этимъ мы ограничили свою задачу возможно тесными пределами и остановились на выборе изъ Делъ Кабинета документовъ, касающихся хода Северной войны на Ингерманландскомъ и Финляндскомъ театрахъ съ 1708 по I714 г.г.

Въ этихъ хронологическихъ рамкахъ действiя въ Финляндiи 1710- 1714 годовъ составляютъ законченный эпизодъ Северной войны,-отъ перехода въ наступленiе съ оборонительной линiи Невы и до овладенiя Фин-ляндскимъ побережьемъ. Эти действiя, вследствiе особенностей Финлян-дiи, какъ театра войиы, были ведены при исключительныхъ условiяхъ. Крайняя пересеченность местности, обилiе внутреннихъ водъ, длинная, изрезанная береговая линiя, обрамленная къ тому же шхерною полосою, недостаточныя средства страны для удовлетворенiя потребностей армiи въ квартирахъ, продовольствiи и транспортахъ, редкое, инородческое, враждебное намъ населенiе - все это создавало такую обстановку, которая должна была сообщить своеобразный характеръ и стратегической стороне операцiи, и подробностямъ ея исполненiя. Укажемъ, напримеръ, что, по основной идее, планъ Государя, по меръ его разработки, сводился къ постепенному овладенiю несколькими прибрежными пунктами (Выборгомъ, Форсби, Гель-сингфорсомъ, Або и Гангутомъ). Вследствiе этого военныя действiя прiо-брли характеръ совмъстной операцiи сухопутной армiи, галернаго и кора-бельнаго флотовъ, сопровождавшейся дессантами и даже морскими боями сухопутныхъ войскъ, посаженныхъ на морскiя суда (Гангутскiй бой). За-темъ, въ техъ случаяхъ, когда потребность обезпечить избранные опера-цiонные пути направляла армiю вглубь страны, война носила спецiальную окраску действiй за овладенiе теснинами. Отряды въ этихъ случаяхъ были организованы со значительными отступленiями отъ обычныхъ порядковъ того времени (напр., не располагали достаточною артиллерiею, конницею и перевозочными средствами). Наконецъ, тылъ армiи въ теченiи всей войны состоялъ изъ узкой, уязвимой со стороны моря, полосы; довольствiе же войскъ приходилось обезпечивать почти исключительно путемъ подвозовъ на ластовомъ флоте.

Эта краткая характеристика главнейшихъ особенностей Финляндской войны 1710-1714 г.г. свидетельствуетъ, что изученiе ея по Деламъ Кабинета должно осветить стратегическiй талантъ Государя съ новой стороны, ознакомить насъ съ операцiями галернаго и корабельнаго флотовъ въ связи съ сухопутною армiею, расширить сведънiя по вопросамъ современной тактики, системы довольствiя, устройства тыла, организацiи подвозовъ и проч. Не следуетъ упускать изъ виду также и того обстоятельства, что изученiе Финляндскихъ войнъ даетъ между прочимъ матерiалъ для сопоставленiя действiй одной и той же армiи при разной обстановке: съ одной стороны на главномъ театръ, въ Литве и Польше, а съ другой на второстепен-номъ - въ Финляндiи; а этимъ путемъ, путемъ сравненiй, только и можно надежно оценить степень гибкости современныхъ тактическихъ взглядовъ и всей военно-административной системы. Вотъ те соображенiя, по которымъ мы сочли полезнымъ остановиться на выборъ документовъ Финляндской войны 1710-1714 г. Что касается матерiаловъ 1708-1709 г.г., то они поясняютъ причины, по которымъ ближайшимъ последствiемъ Пол-тавской победы было решенiе Царя начать походъ къ Выборгу. Вместе съ темъ, освещая наши действiя въ Ингерманландiи въ 1708 году, эти документы являются непосредственнымъ дополненiемъ матерiаловъ 1-го выпуска издаваемаго Военно-Ученымъ Комитетомъ Сборника 1).


1)Трудъ Д. О. Масловскаго (изд. 1892 г.).


Придавая Дъламъ Кабинета значенiе главнаго источника для изученiя Финляндскихъ войнъ первой четверти XVIII ст., считаемъ не безполезнымъ отметить, что въ нихъ мы темъ не менее не найдемъ разъясненiя многихъ вопросовъ. Безъ ответа на нихъ трудно возстановить полную картину, какъ, начиная съ 1705 г., у Царя назревала идея войны въ Финляндiи и какъ эта идея перелилась въ жизнь сперва въ видъ наступленiя на линiю Выборгъ-Кексгольмъ въ 1710 году, затемъ въ постепенномъ движенiи вдоль Финскаго побережья въ теченiи кампанiй 1712 и 1713 годовъ и, наконецъ, въ решительномъ акте Гангутской операцiи 1714 года. Естественно, что при этихъ условiяхъ попытка обработать извлеченные нами изъ Дълъ Кабинета матерiалы, въ форме законченнаго очерка, имела бы неизбежнымъ последствiемъ непропорцiональность въ частяхъ работы, значительные пропуски и неясности, и, самое главное, - не всегда правильные выводы и заключенiя. Въ виду этого обстоятельства разысканные нами матерiалы и издаются въ ихъ сыромъ необработанномъ видъ. Съ своей стороны полагаемъ, что къ систематической сводкъ данныхъ настоящаго выпуска возможно приступить по изученiи следующихъ первоисточниковъ:

1) Делъ С.-Петербургской канцелярiи, Хранятся въ Государственномъ Архиве. Разъясняютъ вопросы военно-админиотративнаго характера я отчастя устройства тыла Фянляндской армiн. Включенные въ этя дела документы "Спб. Провiантской канцелярiя" составляютъ обширный источнякъ для язученiя современной системы продовольствiя войскъ, а "Раздаточныя книги целовальниковъ" въ некоторыхъ случаяхъ служатъ единственнымъ источникомъ для определенiя состава войскъ, бывшихъ въ Ингерманландiи (напр., предъ первымъ походомъ къ Выборгу въ 1706 г.).

2) Копiй съ писемъ и реляцiй о военныхъ делахъ Государя Императора Петра Великаго къ адм. О. М. Апраксину. Хранятся въ библiотеке Академiя Наукъ. Заключаютъ въ себъ письма Государя, на которыя сделаны ссылки въ печатаемыхъ ныне ответахъ адм. Анраксяна, а также я другiя. Безъ изученiя этихъ копiй многое въ письмахъ Апраксина остается не правильно понятымъ.

3) Черныхъ журналовъ, реляцiй и писемъ, касающихся какъ до военныхъ действiй, такъ и до министерскихъ негоцiацiй. Хранятся въ библiотекъ Академiи Наукъ. Въ. разсмотрънной нами части этихъ журналовъ найдены документы, разъясняющiе подробности переброски силъ изъ наблюдательной армiи Шереметева (у Кiева) въ Финляндскую армiю Апраксина въ 1713-1714 г.г. Изъ техъ же Журналовъ выясняются подробности снабженiя войскъ разнымя видами довольотвiя (по донесенiямъ кригсъ-комиссара Луки Чирикова, письмамъ Ад. Вейде и указамъ. симъ лицамъ В. П. Шереметева)1).

4) Копiй съ писемъ и реляцiй, писанныхъ къ князю А. Д. Меньшикову съ 1703 по 1717 г. Хранятся въ библiотеке Академiи Наукъ. Съ этими документамя мы пока не ознакомились. Расчитываемъ встретить матерiалы по Финляндскимъ войнамъ, въ особенности по вопросамъ военно-административнаго характера, во вниманiе къ тому обстоятельству, что Ингерманландiя (база войскъ, оперировавшихъ въ Финляндiи) была подчинена А. Д. Меншикову, какъ генералъ-губернатору.

5) Делъ графа О. М. Апраксина. Хранятся въ Главномъ Морскомъ Архивъ. Извлеченiя изъ этихъ делъ напечатаны въ "Матерiалахъ для исторiи русскаго. флота". Къ сожалънiю, составитель этого ценнаго труда, С. Елагинъ, преследуя свою спецiальную задачу, извлекъ изъ передиски адмирала Апраксина только те документы, которые прямо относятся къ исторiи флота, опуская все касающееся действiй сухопутныхъ войскъ. Дела эти поэтому следуетъ пересмотреть вновь для выписокъ распоряженiй Апраксина по сухопутной армiи.

6) Документовъ военно-ученаго архива Главнаго Штаба. Содержанiе ихъ видно изъ 1-го выпуска печатнаго каталога этого архива.

7) Рукописныхь матерiаловъ Имп. Публичной библiотеки. Перечень ихъ указанъ въ печатномъ описанiи, составленномъ А. О. Бычковымъ (Спб., изд. 1872 г.). Изъ этихъ рукописей къ исторiи Финляндскихъ войнъ относятся: а) № I (по описанiю А. О. Бычкова)-копiи писемъ государя къ адм. Апраксину съ 1700 по 1726 г(?).; б) Сборникъ подъ № ХVI; въ немъ заключается журналъ действiй М. М. Голицына въ 1712 г. и в) Сборникъ подъ № LХVIII; въ немъ находятся данныя, касающiяся похода къ Выборгу въ 1710 г.


1)Черные журналы, реляцiи и письма заключаютъ въ себе также обширную переписку по турецкимъ деламъ послъ Прутскаго похода.


Обязательнымъ дополненiемъ къ этимъ архивнымъ источникамъ служатъ: а) матерiалы напечатанные въ "Сборнике Русскаго Императорскаго Историческаго Общества" (въ особенности т. 25, 39 и 50) издаваемые Академiею Наукъ подъ редакцiею Н. О. Дубровина "Доклады и приговоры, состоявшiеся въ Прав. Сенате,", в) "Матерiалы для исторiи русскаго флота", С. Елагина, г) Полное собранiе законовъ и д) "Журналъ или поденныя записки", изд. кн. Щербатова.

Этимъ перечнемъ ограничиваются наши личныя сведънiя о первоисточникахъ по исторiи Финляндскихъ войнъ при Петре I. Ознакомившись съ большею ихъ частью, мы сочли себя въ праве приступить къ составленiю очерка по исторiи Северной войны въ Финляндiи, который и постараемся вскоре выпустить отдельнымъ изданiемъ1). Въ виду этого обстоятельства, ниже мы вовсе не касаемся документовъ Финляндской войны (чтобы не связать себя преждевременными заключенiями) и останавливаемся лишь на действiяхъ полевой армiи въ 1708 г., а также на некоторыхъ подробностяхъ военно-административныхъ реформъ Государя.


1)Эта работа во всякомъ случаъ не исключаетъ полезности изданiя настоящаго вы-пуска Сборника Матерiаловъ, ибо: 1) кроме разъясненiя хода войны на Финляндскомъ театре, печатаемые документы, вследствiе тесной связи событiй Северной войны, косвенно содействуютъ изученiю нашихъ действiй и на другихъ театрахъ. 2) Составляемый нами очеркъ войны на Финляндскомъ театръ, являясь первымъ нашимъ опытомъ подобной работы, неизбежно будетъ грешить во многихъ отношенiяхъ, какъ, напр., во всемъ, что касается сводки въ одно логическое целое подробностей, разбросанныхъ въ разныхъ документахъ ж, главнымъ образомъ, - въ критической оценке действiй и въ окончательныхъ выводахъ. Документы этого выпуска, предоставляя авторитетной въ военномъ деле критике оружiе для оценки научнаго достоинства соста-вляемаго нами труда, послужатъ, вместе съ темъ, источникомъ для возстановленiя событiй Финляндскихъ войнъ въ истинномъ ихъ свете во всех техъ случаяхъ, когда онъ будутъ нами ие поняты или искажены.


Документы перваго выпуска Сборника Матерiаловъ выясняютъ последовательный ходъ интереснаго столкновенiя мненiй Царя и кн. Меншикова о вероятнейшемъ плане действiй Карла XII въ кампанiю 1708 г. Такъ, Государь до Головчинскаго боя былъ уверенъ, что король устремится изъ Польши на Ингерманландiю и далее къ Петербургу. Въ свою очередь распо-ряженiя Меншикова, действовавшаго въ разрезъ съ указанiями Царя и искусно сообразовавшаго свои меры съ операцiями шведовъ, показываютъ, что, со времени отступленiя отъ Немана, усиленное вниманiе Меншикова было обращено на нашъ левый флангъ, т. е. на пути ведущiе къ верхнему Днепру. Результатомъ этого противоречiя взглядовъ, какъ известно, былъ выборъ для полевой армiи центральной позицiи за р. Уллою, на которой наши войска сосредоточились въ феврале 1708 г.

Съ другой стороны, изъ техъ же документовъ выясняется значительность численнаго состава корпуса Боура (iб т. ч.) и стратегическое его назначенiе въ теченiи зимы 1707-1708 г. А именно, въ связи съ предположенiями Царя о вероятномъ движенiи шведовъ изъ Польши на Ингерманландiю, быть можетъ даже совместно съ Левенгауптомъ (отъ Риги), войска Боура, составляя осенью 1707 г. правый флангъ нашей полевой армiи (бывшей у Минска и Вильны), имели задачею: i) находясь у Друи, прикрывать пути, ведущiе отъ Немана въ Ингерманландiю и 2) наблюдать за Левенгауптомъ, а при случае и нанести ему пораженiе. Вместе съ темъ, уже въ октябръ месяцъ 1707 г. Государь въ указе Репнину, которому Боуръ былъ подчиненъ, предписалъ: какъ только непрiятель (король) переправится черезъ Вислу, передвинуть пехоту Боура отъ Друи въ Себежъ, а конницу его направить противъ Левенгаупта. Боуру, въ этомъ новомъ расположенiи, предписывалось иметь постоянное сношенiе съ Ингерманландскимъ корпусомъ адм. О. М. Апраксина и Псковскимъ оберъ-комендантомъ К. Нарышкинымъ1).

Последствiемъ этого распоряженiя и вышеупомянутыхъ меръ кн. Меншикова было движенiе въ январъ месяцъ 1708 г. войскъ, расположен-ныхъ въ Литве, по двумъ расходящимся направленiямъ: полевой армiи-къ Улле, и корпуса Боура-къ Себежу. Какое же значенiе должно было иметь это эксцентрическое движенiе? Какая новая задача возлагалась при этомъ на корпусъ Боура? Наконецъ, какiя спецiальыыя меры были приняты Царемъ, чтобы устранить опасность отдельнаго пораженiя Боура, отрывавшагося, благодаря этому движенiю, отъ прочихъ силъ полевой армiи? -Вопросы, неизбежно возникающiе изъ ознакомленiя съ данными выпуска I Сборника. Разъясненiе ихъ следуетъ искать въ перепискъ Государя съ О. М. Апраксинымъ.

Несомненно, что передвиженiя нашихъ войскъ въ январъ 1708 г. вы-текали изъ основной идеи решенiй, принятыхъ еще въ началъ 1707 года въ Жолкiеве. Действуя, сообразно съ этою идеею, активно - оборонительно, мы должны были выработать предъ кампанiею 1708 г. группи-ровку нашихъ силъ такимъ образомъ, чтобы иметь возможность своевременно явиться съ превосходными силами на томъ операцiонномъ направленiи, которое окончательно изберетъ Карлъ XII. По отношенiю къ полевой армiи эта задача разрешалась относительно легко,-выборомъ позицiй за Уллою. Въ иномъ положенiи былъ корпусь Боура. Пока наши главныя силы были на линiи Вильна-Минскъ, Боуръ, стоя у Друи, могъ исполнять свою задачу наблюденiя за Левенгауптомъ и прикрытiя операцiонныхъ путей на Псковъ, не теряя связи съ полевою армiею; но, съ уходомъ последней къ Чашникамъ, а въ особенности въ случаъ дальнъйшаго движенiя ея къ Днепру, выдвинутое впередъ положенiе Боура делалось опаснымъ. При этихъ условiяхъ оставить Боура у Друи-означало подвергнуть его въ будущемъ опасности быть разбитымъ подъ двойнымъ ударомъ войскъ Левенгаупта и короля; нельзя было отодвинуть Боура и къ Чашникамъ, такъ какъ этимъ движенiемъ обнажился бы отъ войскъ путь на Друю-Псковъ.


1)Сб. Воен.-Ист. Мат., вып. I, предисловiе и №273.


Изъ этого положенiя Государь вышелъ следующими распоряженiями:
1) Пехоте Боура приказано передвинуться чрезъ Себежъ въ Дерптъ, а слъдовательно-сблизиться съ армiею Апраксина (см. № 3 и 5)-
2) Коннице Боура приказано направиться въ ближайшiя окрестности Риги для наблюденiя за Левенгауптомъ (см. № 1).
3) Начальство надъ корпусомъ Боура, Псковскимъ гарнизономъ и войсками, бывшими въ Ингерманландiи, объединено въ рукахъ О. М. Апраксина.

Прямое указанiе о подчиненiи Боура Апраксину имеется въ резолюдiи Государя на "доношенiи" адмирала (см. № 36), поданномъ предъ "отшествiемъ" царя изъ Петербурга, т. е. въ концъ iюня месяца (см. № 43).

Форма поставленнаго Апраксинымъ вопроса (пунктъ 3), однако, убеждаетъ, что въ доношенiи идетъ лишь ръчь о возобновленiи ранее отданнаго распоряженiя, действiе котораго прiостановилось вследствiе личнаго присутствiя Государя въ Ингерманландiи. Это первоначальное распоряженiе могло быть отдано только въ конце января или въ начале февраля 1708 г., т. е. приблизительно около того времени, когда на двойномъ совещанiи въ Вильне Государя съ Апраксинымъ и кн. Меншиковымъ обсуждался вопросъ о томъ, "какъ съ Ингрiею определить"2).

Въ правильности подобнаго заключенiя убеждаютъ следующiе доводы:
1) изъ писемъ Апраксина отъ 11, 20 и 26 февраля (см. № 1, 3 и 5) видно, что уже въ это время адмиралъ даетъ указы Боуру и распоряжается его пехотою (ф. Вердена).
2) Изъ письма Апраксина отъ 20 февраля (№ 3) следуетъ, что указанiя ф. Вердену отдаются одновременно съ распоряженiями по Псковскому гарнизону; между темъ известно, что оберъ-комендантъ последняго, К. Нарышкипъ, былъ подчиненъ адмиралу указомъ Царя отъ 3 февраля3).
3) Въ письме кь Апраксину отъ 9 февраля, на которое сделана ссылка въ ответе его изъ Полоцка (№ 1), Государь "вспоминаетъ", т. е. вновь напоминаетъ, о необходимости смотреть "на обороты Левенгаупта отъ Риги" и для этого советуетъ держать всю конницу близь Риги, а въ Дерпте-пехоту. Такою же пехотою и конницею въ это время тамъ могли быть только войска Боура4).


1)а также "Письма и Реляцiи" (Арх. дк. Наукъ), стр. 106.
2)а) Сб. Воен. Ист. Мат., Вып. I, стр. 50 (№ 99); б) № 4 настоящаго выпуска; в) Письма и реляцiи (Арх. Ак. Наукъ), стр. 105 и г) Голиковъ, т. ТШ, стр. 10 и 30.
3)Голиковъ, т. VIII, стр. 16.
4)Арх. Акад. Наукъ. Письма и реляцiи, стр. 106.


И такъ, можно съ уверенностыо утверждать, что въ февралъ месяце, т. е., ко времени сосредоточенiя полевой армiи у Чашниковъ, Боуръ былъ подчиненъ Апраксину и занялъ новое расположенiе на линiи Рига-Дерптъ (см. № 5).

Цель этихъ распоряженiй Государя въ полной мере поясняется резолюцiями его на доношенiи адмирала. Изъ этихъ резолюцiй следуетъ, что Государь, считая вероподобнымъ наступленiе Карла XII въ связи съ Левенгауптомъ на Ингерманландiю, не исключалъ и такой комбинацiи стратеги-ческихъ расчетовъ короля, по которой Левенгауптъ "въ слученiе съ королемъ" не пойдетъ, а, слъдовательно, будетъ оперировать самостоятельно противъ Апраксина. Иначе говоря, допускается возможность, что, въ то время какъ наша полевая армiя будетъ отражать наступленiе Карла XII, Ингерманландiя подвергнется двойному удару Левенгаупта отъ Риги и Либекера изъ Финляндiи. Предвидя возможность этихъ действiй, Государь объединяетъ власть надъ Боуромъ и Ингермандландскимъ корпусомъ въ рукахъ Апраксина, сближаетъ эти две массы, располагая пехоту Боура у Дерпта, т. е. на кратчайшемъ пути изъ Риги къ Петербургу (при возможности, однако, пре-дупредить Левенгауптл и у Пскова), категорически обещаетъ Апраксину, что Боуръ "и на малая не будетъ отлученъ", и, наконецъ, даетъ адмиралу советъ находиться въ средине своихъ войскъ для лучшаго "повеленiя въ обе стороны". Общая совокупность этихъ распоряженiй должна была создать надежныя средства обороны Ингерманландiи, не исключая въ тоже время и возможности притянуть Боура къ полевой армiи въ Литву, если бы Левенгауптъ двинулся къ королю ("разве пойдетъ въ слученiе къ королю").

Сопоставляя приведенныя выше сведенiя съ данными перваго выпуска Сборника, приходимъ къ следующимъ окончательнымъ выводамъ:
1) Назначенiе корпуса Боура у Дерпта, съ февраля и до половины iюля 1708 г., было аналогично съ задачею полевой армiи, стоявшей у Чашниковъ.
2) Каждой изъ этихъ двухъ группъ, въ зависимости отъ действiй Левенгаупта и короля, могло предстоять или отступленiе на свой тылъ (Боуру - на Ингерманландiю, полевой армiи - къ верхнему Днепру), или же движенiе на операцiонные пути соседней группы (Боуру къ полевой армiи или наоборотъ).
3) Въ расположенiи Боура у Дерпта и полевой армiи у Чашниковъ подготовлялось сосредоточенiе превосходныхъ силъ на окончательно избранныхъ шведами операцiонныхъ путяхъ, допуская въ этомъ отношенiи одну изъ нижеследующихъ трехъ комбинацiй:

  Ш в е д ы. Р у с с к i е. Соотношенiе силъ1). Шведы. Русскiе.
I. а) Карлъ XII съ Левенгауптомъ наступаютъ на Псковъ и далее къ Петербургу а) Полевая армiя двигается къ Пскову на соединенiе съ Боуромъ 51 тыс. 83 тыс.
  б) Либекеръ отъ Выборга наступаетъ къ Петербургу б) Ингерманландскiй корпусъ у Петербурга 12 " 24 1/2 "
II. а) Карлъ XII съ Левепгауптомъ наступаютъ къ верхнему Днепру Къ полевой армiи притягивается корпусъ Боура 51 " 83 "
  б) Либекеръ отъ Выборга наступаетъ къ Петербургу б) Ингерманландскiй корпусъ у Петербурга 12 " 24 1/2 "
III. а) Карлъ XII наступаетъ къ верхнему Днепру а) Полевая армiя за р. Уллою 35 " 67 "
  б) Либекеръ и Левенгауптъ наступаютъ на Ингерманландiю б) Апраксинъ и Боуръ у Петербурга и Дерпта 28 " 40 1/2

Нельзя не заметить, однако, что успехъ исполненiя вытекавшей изъ этихъ комбинацiй переброски силъ съ одного операцiоннаго направленiя на другое вполне зависелъ отъ точной и, главное, своевременной орiентировки нашей въ действiяхъ шведовъ. Въ частности на Апраксина это обстоятельство налагало две обязанности: а) самымъ тщательнымъ образомъ раз-ведывать намеренiя Левенгаупта и Либекера и б) не упустить минуты, чтобы двинуть Боура къ полевой армiи по первымъ несомненнымъ сведенiямъ о выступленiи Левенгаупта изъ Риги "въ слученiе съ королемъ". Печатаемая переписка указываетъ, что эти требованiя, были исполнены Апраксинымъ съ большимъ искусствомъ.


1)Цифры числительности напшхъ силъ, за исключенiемъ корпуса Апраксина, взяты изъ перваго выпуска Сборника, шведскихъ - изъ Очерка развитiя вооруженныхъ силъ Россiи до 1708 г. (Воен. Сборн., 1876 г.).

Что касается Ингерманландскаго корпуса Апраксина, то основнымъ матерiаломъ для определенiя состава этихъ войскъ является ведомость Ч. Витворта за май месяцъ 1708 г. (Сб. Рус. Имп. Ист. Общ. т. XXXIX, прил. къ № 26). Для контроля сведенiй Витворта служитъ находящаяся въ Делахъ Кабинета "Перечневая табель" (см. прил. № 12), вполне соответствующая даннымъ Витворта, за исключенiемъ мелкихъ командъ, о коихъ у него не упоминается. Перечневая табель, вероятно, составлена несколько ранее ведомости Витворта, такъ какъ въ ней еще показаны полки Бильса и Буша, которые къ маю месяцу быди выделены на Воронежъ и въ корпусъ Боура.

По даннымъ Перечневой табели въ Ингерманландiи находились следующiя войска:
17 пех. полковъ 19.635 чел.
Низовые астраханцы 1.315 "
Арт. служители 620 "
Мелкiя команды o 1.533 "
Рекруты 1.083 "
В с е г о . . . 24.186 чел.;

а съ конницею (по Витворту - 3.300 ч.)-27.486 чел. Исключая изъ этой последней цифры: мелкiя команды и рекрутъ, получимъ списочный составъ корпуса Апраксина въ 24.800 чел.


Прежде всего, по совету Царя, Апраксинъ обратился къ мерамъ, поучительнымъ въ смысле характеристики современныхъ взглядовъ на роль конницы при производстве стратегическихъ разведокъ, а именно, - къ высылке сильныхъ конныхъ отрядовъ, способныхъ боемъ добывать требуемыя сведенiя. Такiе отряды разновременно были высланы: а) по направленiю къ Риге -конница Боура (№ 1 и цитированное выше письмо Государя отъ 9 февраля); б) къ Ревелю - отрядъ Шоумбурга въ 2 т.- коней (№ 2 и 5) и в) къ стороне Выборга, къ Осиновой роще, - конница Монастырева и Манштейна (№ II). Эти меры разведыванiя были дополнены деятельностью на море полковниковъ Толбухина и Островскаго и галернаго шаутбенахта гр. Боциса, а также разведками мелкихъ конныхъ партiй (№№ 8, 9 и 43).

Изъ этихъ отрядовъ главное значенiе имела конница Боура, следив-шая непосредственно за Левенгауптомъ1). Донесенiя, доставляемыя ею, однако, до половины iюля не могли насъ точно орiентировать въ намере-нiяхъ шведовъ. Такъ, въ феврале мы знали, что Левенгауптъ находится въ полной готовности къ походу (№ 2). Въ марте явилось предположенiе, что онъ пойдетъ къ королю (№ 6). Въ мае распросныя речк взятыхъ Боуромъ пленныхъ приводили Царя, бывшаго въ то время въ Петербурге, къ заключенiю, что Левенгауптъ пойдетъ на Ингерманландiю и въ этомъ наступленiи будетъ поддержанъ главными силами короля2). Въ этомъ же убежденiи Государь оставался и во второй половине iюня месяца3).


1)Интересный вопросъ, где, именно, была расположена эта конница, отчасти разъясняется документомъ, хранящиися въ Академiи Наукъ. Въ "Письмахъ и Реляцiяхъ", на стр. 121, къ копiя письма Государя отъ 15 мая приложено следующее донесеаiе Боура 9 мая: "доношу В. Ц. В. мая 2 числа у мыэы и реки Газеи случился съ генераломъ-маiоромъ Штольцемъ и, управя мостъ черезъ тое реку, посылалъ партiю для уведомленiя непрiятельскихъ людей и для взятiя языковъ; и въ той нартiи не осведомились и языка не взяли. И мая противъ 6 числа, за часъ до вечера, въ партiю я пошелъ самъ, а со мною были полковники: вместо бригадира - Монастыревъ, Кiевскаго - Леонтьевъ, Ингерманландскаго - Дейдютъ и Брамза, да командированныхъ людей 2 т. чел. И тое ночи отшелъ отъ полковъ 8 миль. А шестаго числа мая въ ранде Эгляхъ рано посланные отъ меня казаки и калмыки въ той ранде разбили изъ непрiятеля карауль н взяли поручика и 10 человекъ И по ведомости полонянниковъ, что подполковникъ Бремсъ стоитъ отъ ранды въ 3 миляхъ въ мызе Солфертъ, я пошелъ до него того жъ часу и, пришедъ до той мызы, его, Бремса,..... атаковали и разбили А ныне буду стоять у мыэы Мепзы для конскихъ кормовъ и, какъ лошади оправятся, буду впредь надъ непрiятелемъ искать поискъ. И я отъ мызы Мензы до указу В. В. не пойду и буду уведомлятъся о ихъ оборотахъ".

2)Сборникь В.-Ист. мат., вып. I, стр. 61.

3)Тамъ же; стр. 65.


Разведки конницы Боура во всякомъ случае удостоверяли, что Левенгауптъ все еще стоитъ у Риги. Быть въ этомъ увереннымъ темъ более было важно, что уже 13 iюня "консилiягенералитета" у Чашниковъ постановила просить Государя о немедленномъ отправленiи Боура къ полевой армiи (№ 39). Это постановленiе, естественное съ точки зренiя интересовъ армiи, сосредоточенной за Уллою, противъ которой Карлъ XII уже перешелъ въ наступленiе, конечно, не могло быть исполнено, разъ оставались не выясненными намеренiя Левенгаупта. Последствiемъ просьбы консилiи былъ лишь указъ Боуру изготовиться къ походу1) и отъездъ Государя изъ Петербурга въ полевую армiю.

Окончательный толчекъ войскамъ Боура въ ту или другую сторону предстояло дать Апраксину, которому вновь (после отъезда Царя) была поручена оборона "Ингерманландiи, Ливонiи и прочихъ местъ, къ тому при-надлежащихъ" (№ 43).

13 iюля было то число, когда все сомненiя на счетъ намеренiй Ле-венгаупта разсеялись. Въ этотъ день адмиралъ получилъ несомненныя изве-стiя о движенiи шведскаго генерала на соединенiе съ королемъ и тотчасъ же приказалъ Боуру: а) немедленно двигаться къ полевой армiи, б) во время марша смотреть, куда будутъ идти шведы и в) на сколько возможно задерживать ихъ въ пути (№ 12). 19 iюля Боуръ выступилъ въ походъ съ 14 тыс. чел., не считая больныхъ (№ 24), а 22 числа былъ полученъ объ этомъ движенiи и указъ Царя (№ 14). Следовательно маршъ Боура упредилъ волю Государя на 4 Дня (считая одинъ день на распоряженiя). Этотъ выигрышъ во времени, особенно важный при длинъ того пути, который приходилось пройти Боуру, всецело долженъ быть поставленъ въ заслугу адмиралу Апраксину.

Этими подробностями исчерпываются данныя этого выпуска Сборника о ходе войны на польско - литовскомъ театре въ первую половину кампанiи 1708 г. Дальнейшiя действiя Апраксина, после ухода Боура, состояли въ отраженiи наступленiя Либекера (см. № 18-35 и 43)- Не касаясь этихъ действiй, остановимся на документахъ, излагающихъ три последовательныя постановленiя консилiй генералитета полевой армiи: 13 iюня - у Чашниковъ, 23 iюня - въ Могилеве и 6 iюля - въ Шклове (№№ 38, 39 и 40).

Весть о переходе въ наступленiе 5 iюня короля съ квартиръ у Минска застала Государя въ Петербурге, а потому распоряженiя для противодействiя этому наступленiю пришлось выработать въ консилiи генералитета у Чашниковъ 13 iюня. Изъ донесенiя объ этой консилiи (№ 38) видно, что мы были отчасти орiентированы въ движенiяхъ шведовъ и ожидали, что "оной уже конечно въ сихъ числахъ одною частью подъ Борисовымъ, а другою при Сапежинской Березе оную реку переходить и фельдмаршала лейте-нанта Гольца атаковать намеренъ". Въ Делахъ Кабинета, къ сожаленiю, не разыскана нами копiя самаго постановленiя, о которой упоминается въ до-несенiи. Трудно поэтому сказать, почему, именно, мы оказали шведамъ ничтожное сопротивленiе у Сапежинской Березы, и было ли уже въ то время намечено отступленiе полевой армiи къ оборонительной линiи Днепра, или же принятыя решенiя сводились только къ частному передвиженiю армiи влево (къ югу) на позицiи, занятыя 15 iюля.


1)Сб. В-Ист. мат., вын. I, стр. Сб.


Более определенны сведенiя о консилiи 23 iюня въ Могилеве (№ 38). Къ этому времени взаимное положенiе противниковъ было такое: наша армiя сосредоточивалась на линiи Могилевъ-Шкловъ (вблизи Орши), имея кон-ницу у Дашковки и Белыничей; шведы находились на марше отъ Моща-ницы къ Корытнице1).

При этой обстановке 23 iюня въ Могилеве были приняты следующiя решенiя: 1) армiю расположить въ 3 группахъ-при Могилеве, Шклове и Копысе (или Орше). 2) Главное противодействiе противнику оказать на оборонительной линiи р. Днепра, сообразуяпри этомъ окончательную груп-пировку войскъ "съ непрiятельскимъ обращенiемъ". 3) До подхода шведовъ къ Днепру ограничиваться действiями конницы "съ помощью пехоты", ставя имъ целыо задерживать непрiятеля "на трудныхъ плссахъ, сколь долго возможно". 4) Оценивая вероятные пути наступленiя шведовъ, консилiя допускала возможность, что шведы, кроме случая движенiя къ Днепру, могутъ направиться: а) къ Витебску и далее за Двину, т. е. въ Ингерман-ландiю, и б) къ Поречью, а затемъ на Смоленскъ или на Дорогобужъ. По принятому решенiю въ обоихъ случаяхъ наша армiя должна передвинуться такъ, чтобы пересечь пути непрiятелю. При этомъ, если король двинется къ Витебску, то съ фронта, на Двине, его долженъ будетъ задерживать корпусъ Боура. 5) Если бы шведы прорвались черезъ Днепръ, то дальнейшiй маршъ ихъ можетъ быть направленъ или въ Украину, или къ Смоленску. Въ этомъ случае полевой армiи следуетъ сперва отступить назадъ, не сосре-доточиваясь, а затемъ, по разъясненiи намеренiй короля, сообразоваться съ его операцiями. 6) Тактическiя указанiя консилiи состояли: а) въ двукрат-номъ напоминанiи бить непрiятеля по возможности по частямъ во время переправъ черезъ реки; б) въ настойчивомъ указанiи частнымъ начальникамъ действовать, "не описываясь къ главнымъ генераламъ, по доброму осмотренiю воинскому и по подлинной ведомости"; в) въ совете, на случай, если непрiятель упредитъ насъ походомъ, "трудиться какимъ возможно образомъ обходить и въ пути ему препятствiе чинить" и, наконецъ, г) въ напоминанiи о необходимости поддерживать ежедневную корреспонденцiю и сношенiе между отдельными отрядами.

Лишь по заключенiи консилiи, въ виде частной меры, вытекавшей изъ решенiй общаго характера, по совету кн. Меншикова было постановлено отправить: а) къ Головчину-кн. Меншикова, г. е. его бригаду (см. пунктъ 1), и Репнина съ 6 тыс. чел. пехоты и б) къ Староселью-Алларта съ 6 тыс. пехоты и ген. Флюка съ его кав. бригадою.


1)Бутурлинъ. Воен.-ист. походовъ Россiянъ. Часть 1, т. 2, стр, 175.


Изъ этого перечня постановленiй консилiи 23 iюия прежде всего сле-дуетъ прiйти къ заключенiю, что въ теченiи iюня и начала iюля месяцевъ, т. е. до окончательнаго выясненiя, куда, именно, пойдетъ король, мы не имели въ виду дать шведамъ бой значительными силами, кроме случая обороны р. Днепра. Наши действiя въ это время должны были сводиться только къ предпрiятiямъ отдельными отрядами съ исключительною целью утомленiя непрiятеля и задержки его въ пути. Эту цель мы имели въ виду, располагая и Репнина у Головчина; предстоявшiй здесь бой, по смыслу решенiй 23 iюня, долженъ былъ носить характеръ арiергарднаго дела, но не главнаго сраженiя. Подобная задача определила и числительность назначеннаго къ Головчину отряда, который не долженъ былъ превосходить 8 тыс. человекъ.

Головчинскiй бой, 3 iюля, разыгрался, какъ известно, иначе. Пока не розысканы документы, которые возстановили бы съ полною достоверностiю послъдовательный ходъ распоряженiй, приведшихъ къ сосредоточенiю на Головчинской позицiи 40 тыс, вместо 8, назначенныхъ консилiею 23 iюня, трудно уяснить причины, изменившiя характеръ этого боя. Во всякомъ случае, постановленiе у Могилева убеждаетъ, что исходъ сраженiя не могъ иметь существеннаго влiянiя на общее положенiе делъ; онъ, какъ показываютъ последующiя действiя, ни въ чемъ не изменилъ ранее принятыхъ решенiй.

Сопоставляя решенiя генералитета съ ходомъ Головчинскаго боя, нельзя не подметить что активное участiе въ последнемъ приняли главнымъ обра-зомъ войска, назначенныя для сего консилiею, а именно пехота Репнина и коыница Гольца (сменившая бригаду Меншикова), прочiя же войска, не назначенныя советомъ для занятiя позицiи у Головчина, оставались въ бездействiи (Шереметевъ, Флугъ и Меншиковъ, последнiй вместо Гольца); не атакованныя непосредственно королемъ, они не оказали также и поддержки прочимъ нашимъ силамъ. Конечно, было бы опрометчиво утверждать, не имея документальныхъ данныхъ, что недеятельность праваго нашего фланга въ бою 3 iюля обусловливалась влiянiемъ постановленiя консилiи у Могилева; но на очевидную связь хода сраженiя съ решенiями генералитета 23 iюня во всякомъ случае следуетъ обратить вниманiе, прежде чемъ произноситъ приговоръ надъ нашими действiями въ этомъ бою.

Другой выводъ, вытекающiй изъ изученiя постановленiя консилiи у Могилева, - тотъ, что въ конце iюня мы все еще допускали возможность движенiя короля по одному изъ трехъ путей: на Петербургъ, Москву и въ Украину. Расположенiе за Днепромъ, на линiи Могилевъ-Орша, являлось поэтому такою же центральною позицiею, по отношенiю къ этимъ путямъ, какою ранее была позицiя за Уллою. Генералитетъ, однако, не упустилъ изъ виду, что условiя переброски силъ на фланговые пути со времени отступленiя отъ Чашниковъ изменились не въ нашу пользу. Предупредить короля движенiемъ съ этой новой позицiи на путяхъ, ведущихъ къ Петербургу или въ Украину, мы могли только при полномъ напряженiи силъ и не потерявъ ни одного дня въ колебанiяхъ или неизвестности, на что, ко-нечно, расчитывать нельзя было. Считаясь съ этимъ новымъ обстоятельствомъ, консилiя обращается къ спецiальнымъ мерамъ: къ содействiю Боура по обо-роне Двины, при движенiи шведовъ къ Витебску; а на случай марша ихъ въ Украину указываетъ, чтобы непрiятеля "какимъ возможно образомъ обходитъ и въ пути ему препятствiе чинить". Следовательно, уже 23 iюня намечается движенiе по параллелънымъ путямъ, т. е. тотъ, именно, способъ действiй, который и былъ применгнъ въ действителъности во времл марша шведовъ изъ Мошлева на совдиненiе съ Мазепою.

Третье изъ напечатанныхъ постановленiй, 6 iюля въ Шклове, пояс-няетъ причины, по которымъ мы отдали шведамъ переправу черезъ Днепръ у Могилева безъ боя. "Понеже, говоритъ постановленiе, непрiятель маршируетъ къ Могилеву, а оное место осадить (т. е. оборонять) за пространностью и упрежденiемъ непрiятельскимъ трудно, то коннице и конной пе-хоте защищать переправы черезъ Днепръ отъ Шклова до Могилева, а пехоте идти къ Горкамъ". Позицiя у Горокъ, по смыслу постановленiя, должна была быть занята на случай наступленiя шведовъ на Смоленскъ или въ Украину. Такимъ образомъ, только движенiе Карла XII къ Могилеву убедило насъ окончательно въ полной безопасности южнаго фронта Ингерманландiи.

Постановленiя 13 и 23 iюня и 6 iюля имеютъ и спецiальный интересъ, разъясняя некоторыя особенности въ управленiи нашими вооруженными силами посредствомъ военныхъ советовъ. Къ этимъ советамъ приходилось обращаться весьма часто для разрешенiя вопросовъ крайне разнообразнаго содержанiя. Кроме консилiй у Чашниковъ, въ Могилеве и въ Шклове, они собирались неоднократно и въ другихъ случаяхъ, напр. въ сентябре 1708 г. (№ 23), 8 сентября 1712 г. (№ 138), 10 и 15 мая 1713 г. (№ 150), 22 мая, 28 iюня и 13 августа 1714 г. (№ 232). Въ некоторыхъ случаяхъ эти советы рекомендуются даже какъ обязательная мера, къ которой следуетъ обращаться предъ началомъ действiй (№ 215)1).

Необходимость консилiй прежде всего вытекала изъ особенностей личнаго состава, стоявшаго во главе военнаго управленiя и разделявшагося на две различныя категорiи: съ одной стороны-на опытныхъ въ технике военнаго дела, но не внушавшихъ доверiя иноземцевъ (образецъ отношенiя къ иноземнымъ "учителямъ" см. въ № 25), а съ другой-на талантливыхъ практиковъ изъ числа рускихъ, не обладавшихъ, однако, достаточною военною подготовкою и, главнымъ образомъ, знанiемъ свойствъ и обычаевъ армiи противника. Консилiи давали возможность утилизировать наиболее совершенно сильныя стороны каждой изъ этихъ двухъ категорiй нашего генералитета. Затемъ, къ военнымъ советамъ нередко приходилось обра-щаться и потому, что Государь, уезжая изъ армiи, не поручалъ командованiе ею кому нибудь изъ старшихъ генераловъ. Такъ было, напримеръ, въ iюне 1708 г.. Въ это время наши войска, находившiяся въ Литве, не составляли армiи, подчиненной определенному лицу, подобно войскамъ команды кн. Ижорскаго въ Ингерманландiи (прил. № 12), корпусу Шереметева 1713 г. (прил. № 36) или корпусу Апраксина (прил. № 36). Масса войскъ, отступавшихъ отъ Уллы, составляла лишь "полевую" армiю, въ которой высшiе войсковые начальники были независимы другъ отъ друга. Естественно, что при этихъ условiяхъ вырабатывать подробности исполненiя общихъ указанiй Царя возможно было только путемъ военныхъ советовъ.


1)Мы не касаемся другихъ консилiй. Чтенiе "Журнала или поденныхъ записокъ" удостоверяетъ, что къ нимъ обращались въ теченiи всей Северной войны.


Во всякомъ случае консилiи петровскаго времени не имели значенiя военныхъ советовъ, собираемыхъ въ минуту отчаянiя, а темъ более не могли иметь въ виду стеснить действiя частныхъ начальниковъ. Изученiе наиболъе полнаго изъ приведенныхъ выше постановленiй военныхъ сове-товъ,-23 iюня, убеждаетъ, что по своему характеру они сходны съ совре-менными намъ "совещанiями", а принимаемыя на нихъ решенiя были не более какъ директивы, не только не исключавшiя необходимости действiй "смотря на обороты непрiятельскiе", но даже настоятельно ихъ требованiя.

Изъ документовъ, касающихся военно-административныхъ реформъ Государя, следуетъ указать на помещаемое въ приложенiяхъ (№ 1) сведенiе объ укомплектованiяхъ, отправленныхъ въ армiю въ 1703-1706 г.г. Это сведенiе возстановляетъ следующiя черты деятельности Военнаго приказа, сменившаго (въ деле пополненiя убыли въ войскахъ) учрежденную въ 1699 г. Комиссiю при Генеральномъ дворе:

1) Реформы Государя по реорганизацiи вооруженныхъ силъ до 1706г. не коснулись источниковъ укомплектованiя армiи: начальникъ (судья) Воен-наго приказа, Т. Н. Стрешневъ, для пополненiя въ войскахъ убыли и для новыхъ формированiй употреблялъ частью старыя войска иноземнаго строя (копейщиковъ и рейтаръ), частью поместныя войска (московскихъ чиновъ и городовыхъ) или же обращался къ набору вольныхъ, посадскихъ, мона-стырскихъ, даточныхъ и проч.

2) Вместе съ темъ уже въ 1703 г. строго различались укомплектованiя, составленныя изъ людей обученныхъ, отъ вновь набранныхъ. Последнимъ, въ отличiе отъ первыхъ, въ 1703 году дается названiе "рекрутъ".

3) Въ маршевыя команды люди выбирались со строгимъ разборомъ: изъ 120,082 чел., бывшихъ "у разбору и смотру", признано было годными къ службе въ войскахъ тодько 86,325 чел., т. е. около 72%.

4) Формируемыя команды были двухъ категорiй: а) "въ комплектъ" и б) "целымъ полкомъ" (новые полки). Темъ и другимъ велся строгiй учетъ убыли на марше беглыми, больными и умершими. Сдача командъ производилась по отпискамъ высшихъ командировъ.

Эти сведенiя о деятельности Военнаго приказа несколько колеблятъ взглядъ на указъ Царя отъ 20 февраля 1705 г.1), какъ на меру, впервые введшую у насъ систему рекрутскихъ наборовъ.

По существу дела всякое измененiе системы укомплектованiя должно касаться: а) источниковъ укомплектованiя, б) размера повинности, в) учрежденiй, ведающихъ ея исполненiемъ и г) правилъ прiема, формированiя и сдачи укомплектованiй.

Сопоставляя съ этой точки зренiя данныя приложенiя № 1 съ указомъ 1705 г., казалось бы, можно прiйти къ следующимъ заключенiямъ: 1) и до, и после 1705 г. источники для пополненiя армiи оставались одни и те же; но съ 1705 г., вследствiе истощенiя запаса старыхъ войскъ, пришлось обращаться, главнымъ образомъ, къ прежнимъ монастырскимъ, боярскимъ и даточнымъ людямъ, т. е. къ общей необученной массе населенiя, или по новой терминологiи - къ "рекрутамъ" (въ указе Царя, однако, все еще удержано было названiе "даточныхъ"). 2) Норма обложенiя населенiя военною службою была определяема и до 1705 г. Въ этомъ убеждаетъ указъ 1699 г., установившiй ее для случая формированiя первыхъ полковъ преобразованной армiи1), и сведенiе Военнаго приказа, свидетельствующее о существованiи въ 1703-1706 г.г. спецiальныхъ правительственныхъ распоряженiй, по которымъ къ службе привлекалась определеыная цифра (120,082) людей изъ известныхъ категорiй населенiя. 3) Учрежденiя, ведавшiя военную повинность, какъ-то Поместный приказъ (по сбору укомплектованiй) и Комис-сiя при Генеральномъ дворе, а позже Военный приказъ (для разбора и осмотра людей и формированiя командъ), были учреждены до указа 1705 г. Последнiй определилъ лишь точнее обязанности второстепенныхъ админи-стративныхъ лицъ: -стольниковъ, начальныхъ людей въ городахъ и посыльщиковъ. 4) Наконецъ, сведенiе Военнаго приказа показываетъ, что задолго до указа 1705 г. уже были выработаны определенныя правила учета людей и формированiя командъ. Окончательный выводъ изъ этого сопоставленiя- тотъ, что указу 1705 г. нельзя придавать значенiе грани, резко отделившей две различныя системы пополненiя нашихъ вооруженныхъ силъ: одну - на началахъ до-реформенныхъ и другую - по способу рекрутскихъ набо-ровъ. Сведенiе Военнаго приказа, наоборотъ, убеждаетъ, что преобразованiе военной повинности при Петре Великомъ совершалось постепенно, - исключительно на почве техъ отношенiй населенiя къ ратной службе, которыя установились въ допетровскiй перiодъ исторiи. Поэтому и на указъ 1705 правильыее смотреть, лишь какъ на первый опытъ регламентацiи законоположенiй, вырабатывавшихся постепенно въ перiодъ съ 1699 до 1705 г.


1)П. С. 3., № 2.036. Такое же значенiе имеютъ указы 1706 года за № 1944 и 1947.
2)Первая боевая деятельность Петра Великаго. (Воен. Сб. 1890 г., № 11) и Очеркъ ист. разв. воор. силъ. (Воен. Сб. 1876 г., т. 2, стр. 216).


Коснувшись указа 20 февраля 1705 г., отметимъ, что дополненiемъ къ нему является другое распоряженiе Государя, а именно, указъ Т.Стрешневу отъ 19 марта 17061). Первымъ, т. е. указомъ 1705 г., устанавливались (отчасти) основанiя призыва населенiя къ отбыванiю службы, вторымъ, указомъ 1706 г., определялись общiя правила распределенiя призванныхъ къ службе по полкамъ, сообразно съ оказавшимся въ войскахъ некомплектомъ. Сведенiе приложенiя № 1 показываетъ, что и къ этому второму указу мы также подошли путемъ предшествующаго опыта и частныхъ распоряженiй.

Въ приложенiи № 1 мы встречаемся также и съ другою особенностью современной системы пополненiя убыли въ армiи, - съ посылкою командъ "въ комплектъ", т. е. для доведенiя полковъ до определеннаго штатнаго состава.

Несомненно, что штаты (35 оф. и 1200 строевыхъ нижн. чин.2), установленные Государемъ въ 1699 г., при формированiи въ этомъ году первыхъ пехотныхъ полковъ, въ теченiи одинадцати летъ, т. е. до изданiя штатовъ 1711 года3), постепенно видоизменялись. Въ спецiальныхъ изследованiяхъ объ этихъ последовательныхъ измененiяхъ встречаются пока довольно скудныя сведенiя; вернее сказать, нетъ прямого ответа, руководствовались ли мы въ теченiи помянутаго перiода точными законоположенiями о числительномъ составе войсковыхъ частей, или же дело сводилось лишь къ частнымъ распоряженiямъ Государя и даже высшихъ войсковыхъ начальниковъ, какъ, напр., кн. А. Д. Меншикова. Сведенiе Военнаго приказа, указывая на "комплектъ", устраняетъ всякiя въ этомъ отношенiи сомненiя, приложенiя же за № 7, 9 и 10 (а также за № 1, 2, 6, 8 и 9 перваго выпуска Сборника) даютъ по этому предмету и некоторыя разъясненiя.

Изъ обзора перечисленныхъ выше приложенiй видно следующее:

1) Въ теченiи 1706-1708 г. составъ пехоты определялся особыми распоряженiями, устанавливавшими въ полкахъ "указное число" (штатъ) офицеровъ и строевыхъ нижнихъ чиновъ; "указное число" не касалось большей части нестроевыхъ (не служащихъ). Согласно этихъ штатовъ въ войскахъ велся самый тщательный учетъ расхода людей, предоставлявшiй исходныя данныя для формированiя маршевыхъ командъ, "въ комплектъ полковъ".

2) Главныя основанiя организацiи пехоты, окончательно примененныя въ 1708 году4), начали вырабатываться уже въ 1706 г. Такъ, судя по указному числу должностныхъ чиновъ въ ротахъ (прапорщиковъ, сержан-товъ, фурьеровъ, писарей), къ августу 1706 г. многiе изъ пехотныхъ полковъ были переведены въ 8-ми ротный составъ, распределенный въ двухъ баталiонахъ; въ то же время были образованы и отдельные гренадерскiе баталiоны (шесть).


1)Голиковъ, т. XI, стр. 163.
2)Первая боевая деятельность Петра Великаго, (Воен. Сб.; 1890 г., № 11).
3)П. С. 3., № 2319.
4)Строевая и полевая служба; прил. № 15 (трудъ Д. О. Масловскаго).


3) Измененiе числа рогъ въ полкахъ сопровождалось уменыиенiемъ штатнаго числа офицеровъ (около 25 чел., вместо 35 чел.); цифра же строе-выхъ нижнихъ чиновъ оставлена прежнею, въ 1200 чел. Следовательно, къ августу 1706 г. числительность роты была определена въ 150 человекъ1).

4) Указное число чиновъ въ 1706-1708 г. не было величиною постоянною, а подвергалось колебанiямъ, вероятно въ зависимости отъ запаса рекрутъ въ Военномъ приказе и отъ боеваго назначенiя частей; напримеръ, указное число, бывшее въ августе 1706 г. въ 1200 строевыхъ чиновъ, въ декабре того же года повысилось до 1300 чел., а къ августу 1707 года снова уменьшилось до 1200 чел. Вместе съ темъ, для некоторыхъ полковъ были определены отдельные штаты, какъ, напримеръ, въ декабре 1706 г, для полковъ Келина и Шереметева, а въ 1707 г. - для части полковъ отряда ф. Вердена.

Эти выводы, вытекающiе изъ ряда табелей, показываютъ, что и въ деле выработки штатовъ пехоты Государь шелъ темъ же путемъ опыта (сообразуясь главнымъ образомъ съ потребностями войны), какъ и въ вопросе объ укомплектованiи армiи. Вместе съ темъ существованiе, не отмеченнаго въ спецiальныхъ изследованiяхъ, "указного числа" чиновъ и, сообразно съ нимъ строгаго учета силъ свидетельствуетъ, что, задолго до изданiя штатовъ 1711 г., какiя бы то ни было импровизацiи случайнаго характера въ организацiонныхъ вопросахъ не могли иыеть места; хотя все же не было и той устойчивости въ устройстве пехоты, которая была достигнута впоследствiи указомъ 1711 года.

По поводу штатовъ 1706-1708 г. следуетъ заметить также, что по этому вопросу, какъ и въ другихъ случаяхъ, Государь сообразовался съ предложенiями советниковъ изъ иыоземцевъ лишь на столько, на сколько ихъ проекты соответствовали его личнымъ взглядамъ. Такимъ советни-комъ, какъ известно, былъ Огильви, наметившiй въ 1704 г. целый планъ организацiонныхъ меръ 2). Если проследить табели 1706 -1708 г.г. съ точки зренiя предложенiй Огильви, то нельзя не видеть, что изъ плана Огильви были заимствованы лишь общiя идеи, а именно, необходимость единообразiя въ устройстве пехоты, двухбаталiоннаго состава полковъ и точнаго определенiя числа чиновъ въ полку и въ роте. Но затемъ дальнейшiя меры Государя резко расходятся съ предложенiями Огильви: вместо полковъ 9-ти ротнаго состава, мы неуклонно идемъ къ 8-ми ротнымъ; взаменъ слабыхъ ротъ въ 119 чел., какъ совътовалъ Огильви, формируются сильныя роты въ 150 чел., а иногда и более того. Эти отступленiя не могли быть случайными. Логическое объясненiе имъ, не касаясь даже вопросовъ современной тактики, находимъ въ техъ трудностяхъ, какiя должны были встречаться при подготовке для полковъ достаточнаго офицерскаго состава. Эти трудности, упущенныя изъ виду Огильви, предусмотрительно были приняты во вниманiе Государемъ. Считаясь съ ними, онъ въ параллельномъ уменьшенiи числа ротъ въ полку, при одновременномъ увеличенiи боевой силы каждой изъ нихъ, нашелъ действительное средство къ уменьшенiю потребности въ офицерахъ, сравнительно со штатами 1699 года, примерно на 24%.


1)См. выводъ, изложенный въ прил. № 15 къ Строевой и Полевой Службе.
2)Главныя основанiя этого плана см. въ Очерке ист. разв. воор. силъ Россiи (Воен. С6. 1876 г., т. 2, стр. 224).


Возвращаясь къ сведенiю Военнаго приказа, отметимъ также, что некоторые изь пехотныхъ полковъ, сформированныхъ въ 1703 - 1704 г.г. (Конищева, Нелидова, Лошакова, Кривцовскаго) въ позднейшихъ табеляхъ, какъ, напр., въ приложенiи № 6, не встречаются. Объясняется подобное исчезновенiе полковъ изъ списковъ частью переменою ихъ названiй (вследствiе смены командировъ), главнымъ же образомъ - темъ реорганизацiоннымъ процессомъ, который переживала армiя въ первое время своего существованiя.

Учрежденная первоначально въ составе 2 гв. и 28 пех. полковъ, къ 1708 г. наша пехота возрасла до 46 полковъ (см. прил. № 6)1). Эта общая масса пехоты, благодаря переименованiю части полковъ, получила въ 1708 г. внешнiя отличiя, резко разделившiя ее на две отличныя категорiи2):

а) Полевую пехоту, остававшуюся почти неизменною въ своемъ составе (въ 1710 г. къ ней прибавленъ 2 грен. полкъ)3). Какъ видно изъ всехъ приложенiй настоящаго выпуска Сборника, начиная съ I709 года полевые полки носили названiя городовъ (позже другихъ были переименованы войска Ингерманландскаго корпуса).


1)Заключающаяся въ приложенiи № 6 графа "какъ впредь зваться" показываетъ, что табель составлена для отметокъ новыхъ названiй полковъ, т. е. въ 1708 году.
2)П. Милюковъ, въ своемъ труде "Государственное хозяйство Россiи" (стр. 399-404), склоняется къ мысли, что переименованiе полковъ было исполнено не ранее, какъ посде Полтавской победы (въ 1709-1710 г.г.). Не останавливаясь на доводахъ, приводимыхъ авторомъ въ пользу этого предаоложенiя укажемъ, что напечатанная въ прил. № 13 табель о состоянiи инфаатерiи кн. Меншикова не оставляетъ никакихъ сомненiй въ томъ, что къ 16 апреля 1709 г., т. е. задолго до Полтавскаго боя, пехотные полки полевой армiи (но не Ингерманландскаго корпуса) уже носили названiя городовъ.
Г. Милюковъ высказываетъ также мысль, что при переименованiи полковъ могло иметься въ виду действительное ихъ расквартированiе въ соответствующихъ губернiяхъ. Съ этою целью имъ даже сравниваются названiя полковъ съ названiями городовъ техъ губернiй, на которыя эти полки были "положены" (т. е. на счетъ которыхъ должны были содержаться). Конечно, это сравненiе къ желаемому выводу не привело, да и не могло привести, ибо 1) переименованы были только полевые полки, "положены" же на губернiи также и гарнизонные; 2) идея переименованiя полковъ по названiямъ городовъ, вместо вносившихъ пута-ницу названiй по фадгалiямъ командировъ, возникла задолго до учрежденiл губернiй,- драгунскiе полки уже въ 1706 г. стали носить новыя названiя (см. прил. № 11); 3) Государю смеемъ высказать уверенность, не могъ "приходить въ голову" вопросъ, что делать съ армiею после заключенiя мира, ".сохранитъ ли ее или распуститъ". Допустить возможность подобной мыслн у Государя - значитъ извратить смыслъ всей его деятельности, какъ творца регулярной армiи. Не могъ онъ прiйти и къ заключенiю (вытекавшему изъ подобнаго вопроса), что армiю следуетъ разместить по всей стране, т. е. обратиться къ такой мере, которая не вяжется ни съ историческимъ прошлымъ Россiи, ни со стратегической важностью западной и южной полосы государства, какъ естественныхъ театровъ войны.
3)Полный списокъ полковъ регулярной пехоты см. въ прил. № 85 къ Строевой и по- левой службе.


б) Вторую категорiю составлялж гарнизонные полки. Число ихъ безпрерывно колебалось, съ одной стороны вследствiе новыхъ формированiй, а съ другой - вследствiе "написанiя въ разборъ" или "скасованiя", т. е. расформированiй. Эти полки, по крайней мере до I714 г., въ отличiе отъ полевыхъ, удержали прежнiя названiя по фамилiямъ своихъ командировъ (прил. №№ 15, 16, 19, 20, 28, 31, 37 и 61)1).

Всматриваясь въ обстоятельства, при которыхъ приходилось въ теченiи 1708-1714 г.г. обращаться къ постояннымъ измененiямъ состава гарнизонныхъ войскъ, можно подметить, что необходимость такихъ измененiйг вытекала изъ условiй службы этой категорiи войскъ. Изъ современныхъ документовъ видно, что гарнизонные полки несли следующую службу:

1) они составляли гарнизоны крепостей и пунктовъ, прiобретавшихъ, хотя бы вре-менно, важное значенiе; отсюда вытекла необходимость новыхъ формиро-ванiй по мере развитiя нашихъ успеховъ въ Ливонiи, Ингерманландiи и Финляндiи, а на юге, въ Украине,-для обезпеченiя пограничной полосы по случаю "турецкихъ делъ". Такъ, изъ прил. № 16 следуетъ, что завоеванiе Ливонiи и Выборга повело къ занятiю Ревеля - двумя, Пернова - однимъ, Риги - четырьмя, Динаминда - однимъ и Выборга - четырьмя гарнизонными полками, большею частью вновь сформированными. Съ другой стороны, въ Украине турецкiя дела и стремленiе освободить отъ гарнизонной службы наблюдательную армiю Шереметева имели следствiемъ занятiе къ 1712 году Переяславля, Нежина и Чернигова каждаго однимъ гарнизоннымъ полкомъ, Полтавы - двумя и Кiева - четырьмя полками2).

2) Затемъ гарнизонные полки составляли резервъ полевой армiи, а по-тому направлялись частью для непосредственнаго ея усиленiя, главнымъ же образомъ для смены ея въ техъ случаяхъ, когда полевые полки получали новое назначенiе.

Резкiй примеръ такой службы гарнизонныхъ войскъ замечается въ действiяхъ 1708 -1709 г. Надвигавшаяся зимою этихъ годовъ реши-тельная борьба съ Карломъ XII заставила Государя озаботиться возможнымъ усиленiемъ нашихъ войскъ, расположенныхъ въ Украине. Съ этою целью изъ состава войскъ Ингерманландскаго корпуса было назначено 6 пех. пол-ковъ (Губернаторскiй, Куликовъ, Трейдена, Абрамова, Фихтенгейма и Инглиса3). Отправленные изъ Петербургской губернiи въ ноябре 1708 г. (№ 35), эти части къ апрелю следующаго года поступили въ составъ пехоты кн. Меншикова (прил. № 13). Необходимо было, однако, пополнить и Ингерманландскiй корпусъ, значительно ослабленный этимъ выделенiемъ, темъ более, что можно было ожидать весною перехода въ наступленiе Ли-бекера изъ Финляндiи, Источники для этого пополненiя найдены были въ гарнизонахъ Пскова и Нарвы (5 полковъ), Смоленска (1 полкъ) и Москвы (2 полка); сверхъ того, два полка были вновь сформированы. Все эти полки были отправлены въ Петербургъ въ начале 1709 г.4).


1)А также Докл. и приг. Прав. Сената: т. I-№№ 441, 448, 488 и 492; т. II.-№ 91; т. IV,-№№ 431 и 452.
2)Черные журналы, реляцiи и письма, кн. 5 (10), стр. 154.
3)Письмо Государя къ Апраксину отъ 30 окт. 1708 г. (Письма и реляцiи, стр. 164 и 171); а также Голиковъ, т. XI, стр. 458.
4)Письма и реляцiи, стр. 183; Сб. Рус. Имп. Общ., т. 50, № 69; Голиковъ, т. XI, стр. 504 и 508.


Подобный же случай наблюдается и въ действiяхъ 1712 года. Въ этомъ году на усиленiе армiи Шереметева были отправлены гарнизонные полки Азовской губернiи1), а въ Петербургскую, по случаю сформированiя изъ ея войскъ Финляндскаго корпуса Апраксина, назначены четыре полка изъ Казанской губернiи2).

3) Наконецъ, гарнизонные полки несли службу запасныхъ войскъ въ современномъ намъ смысле, что и служило неизменною причиною ихъ "скасованiя". Въ печатаемыхъ документахъ мы встречаемся съ полками, "написанными въ разборъ" для скасованiя, только въ прил. № 16. Более обширныя указанiя по этому поводу даютъ Доклады и приг. Прав. Сената, убеждающiе, что скасованiе гарнизонныхъ полковъ, съ целыо доведенiя до указного числа полевыхъ войскъ, было обычною мерою того времени3).

Особенно характерный случай, поясняющiй такое назначенiе гарнизон-ныхъ войскъ, встречается въ 1713 году. Въ 1712 г. дела въ Украине разъяснились на столько, что перечисленные выше гарнизонные полки Кiевской губернiи сделались излишними. Въ виду этого Шереметевъ еще въ 1712 г., будучи въ Петербурге, предложилъ въ "генеральномъ кон-силiуме" послать ихъ въ Петербургъ для скасованiя4). Предложенiе Шереметева было приыято и отчасти приведено въ исполненiе въ теченiи 1713 г.5), при чемъ солдаты расформированныхъ полковъ вовсе не были назначены въ стоявшую у Смоленска дивизiю Репнина. Вследствiе этого Репнинъ, въ письме къ Государю 16 мая 1714 г. (№ 204), заявилъ, что его полки" суть комплектованы все рекрутами и отъ того могутъ прiйти въ слабостъ, а другiя дивизiи все укомплектованы изъ раскасоваыныхъ полковъ". Заявленiе Репнина увенчалось успехомъ и къ нему, действительно, было отиравлено 2,845 солдатъизъ Московскаго и Кiевскаго гарнизоновъ (№228). Этотъ частный случай показываеть, что укомплектованiе полевыхъ войскъ скасованными на столько входило въ кругъ спецiальныхъ назначенiй гарнизон-ныхъ войскъ, что съ одной стороны Шереметевъ донесъ Государю о предстоящемъ ихъ скасованiи, какъ о нормальномъ явленiи, а съ другой-Реп-нинъ счелъ возможнымъ заявить, что его полки прiйдутъ въ слабость только потому, что укомплектованы рекрутами, а не обученными солдатами раскасованныхъ полко?ъ.


1)Черные журналы и реляцiи, кн. 6 (10), стр. 47.
2)Докл. и приг. Прав. Сената, т. II, № 92 п 399.
3)См., напр., т. II-№№ 31, 379, 437, 633 и 785; т. III-№ 80 и др.
4)Черные журналы и реляцiи, кн. 5 (10), стр. 164.
5)Доклады и приг., т. II, №№ 437, 533, 786 и т. II, № 80.


Приведенные примеры касаются особенностей службы гарнизонной пехоты въ 1708-I714 г.г. Съ большею долею вероятности можно допустить, что отмеченныя выше назначенiя гарнизонныя войска исполняли и до 1708 г.; подобное предположенiе представляется темъ более основательнымъ, что скасованiя полковъ и до этого года практиковались также неоднократно.

Такимъ образомъ, эта хаотическая, на первый взглядъ, смена полковъ, сопровождавшаяся безостановочными формированiями новыхъ, скасованiями старыхъ и исчезновенiемъ частей изъ списковъ, является логическимъ последствiемъ ясно сознававшейся Государемъ потребности иметь на время войны армiю второлинейную, которая, неся гарнизонную службу, была бы въ то же время резервомъ полевой и ея запасными частями. Конечно, стройной системы въ устройстве этой второлинейной армiи не могло быть: - быстро сменявшiяся событiя войны тормозили всякiя организацiонныя меропрiятiя, но идея необходимости такой армiи и запасныхъ войскъ, во всякомъ случае, была намечена вполне определенно.

Продолжая дальнейшiй обзоръ документовъ, остановимся на прил. №№ 7, 9, 10, 13, 21 и 27, представляющихъ некоторыя данныя по вопросамъ о вооруженiи армiи Петра I.

Изъ этихъ документовъ видно, что съ 1706 г. и до 1714 г. въ вооруженiе нашей пехоты входятъ копья (пики) и алебарды. Интересно выяснить, какiе, именно, чины были ими вооружены и какое значенiе могла иметь подобная мера? Разобраться въ этомъ вопросе возможно подборомъ и сопоставленiемъ ряда отдельныхъ фактовъ. Последнiе же, излагая ихъ въ хронологической постепенности, таковы:

1) При первоначальномъ устройстве пехоты вооруженiе ея состояло изъ ружья съ багинетомъ и изъ шпаги. Алебарды были только у сержантовъ1).

2) Первыя извъстiя о снабженiи армiи копьями относятся къ 1705 г. Въ этомъ году въ армiю, находившуюся въ Литве, приказано было отпу- стить 10000 копiй2).

3) Въ теченiе 1706-1707 г.г., судя по табелямъ, въ значительной части пехотныхъ полковъ были алебардщики; число последнихъ не велико и они не входятъ въ строевой составъ полковъ (см. прил. № 7, 9 и 10). Однако, встречаются полки, снабженные и значительнымъ числомъ копiй, какъ напр. Ностица и Головина3).

4) Въ апреле 1709 г., т. е. предъ Полтавскимъ сраженiемъ, строевые чины инфантерiи Меншикова были вооружены копьями (пиками) и, сообраз-но съ этимъ, разделялись на фузилеровъ и пикинеровъ (см. прил. № 13).


1)Полевая и строевая служба, стр. 20.
2)Голиковъ, т. III, стр. 62.
3)Сб. В.-Ист. Мат., вып. I, прил. № 15.


5) Въ 1711 году въ табель предметовъ, подлежавшихъ отпуску въ 42 штатныхъ полка, было включено 6.048 копiй или по 144 копья на полкъ1). Мера эта была осуществлена: въ требованiяхъ объ отпуске оружiя въ войска Финляндскаго корпуса неизменно упоминается объ ихъ высылке (см. прил. № 21 и 27).

6) Наконецъ, въ 1712 году переднiя шеренги 12 пехотныхъ полковъ дивизiй Репнина и Энсберка, находившихся въ Померанiи, приказано было вооружить пиками, для чего потребовалось 4>59╟ штукъ этого оружiя2).

Вышеприведенный перечень подобранныхъ нами фактовъ приводитъ къ двумъ выводамъ: а) несомненно, что въ некоторыхъ случаяхъ переднiя шеренги нашей пехоты были вооружены копьями, какъ, напр., въ 1712 г. у Репнина и Энсберка, а быть можетъ-и у Меншикова въ 1709 г. Во всякомъ случае, вооруженiе копьями целыхъ шеренгъ было мерою исключительною и временною. б) Более постоянною мерою, а съ 1711 года даже узаконенною Царемъ, является отпускъ копiй въ числе достаточномъ для вооруженiя некоторыхъ категорiй нижнихъ чиновъ, но не целыхъ шеренгъ.

Перваго вывода, какъ относящагося къ исключительнымъ случаямъ, мы не будемъ касаться, а остановимся на второмъ. Отпускъ копiй въ полки, хотя бы и въ ограниченномъ числе, могъ происходить по одной изъ двухъ причинъ: или вследствiе общаго недостатка оружiя, или же вызывался особенностями службы техъ чиновъ, которые были ими вооружены. Господ-ствующiй взглядъ по этому предмету тотъ, что введенiе пикъ могло быть естественнымъ последствiемъ мало развитой нашей промышленности и труд-ности прiобретенiя оружiя изъ-за границы. Некоторые факты, однако, опровергаютъ этотъ взглядъ. Действительно, для снабженiя армiи ружьями мы располагали тремя главными источниками: а) Тульскими заводами, б) Оло-нецкими заводами и в) контрагентами по поставке оружiя изъ за границы, чрезъ Архангельскъ, Любсомъ и Мейеромъ. Изъ нихъ Тульскiе заводы открыли свою деятельность въ 1705 г. и должиы были выделывать ежегодно по 15 т. ружей. Въ первое время на этихъ заводахъ работа шла не успъiшно, но уже въ 1713 г. заводы поставили ю.ооо ружей, а на 1714 г. получили даже нарядъ поставить 20,000 ружей3). Еще более успешно шло приспособленiе для выделки ружей Олонецкихъ заводовъ; къ 1711 году ихъ деятельность настолько установилась, что они могли сдать въ армiю 11,000 экз.4).


1)П. С. 3. № 2319.
2)Докл. и приг. Прав. Сен., т. II, № 233.
3)Тамъ же, т. II, № 415; т. III, № 1191.
4)Тамъ же, т. I, № 88.


Что касается привоза оружiя изъ-за границы Мейеромъ и Любсомъ, то съ 1706 по 1712 г. ими было поставлено около 59000 ружей, 72,000 карабиновъ, 58,000 ружейныхъ замковъ и 12,000 ружейныхъ стволовъ1). Такимъ образомъ, наименьшая цифра, которою могла располагать армiя съ 1705 по 1712 г. для пополненiя убыли оружiя и снабженiя имъ новыхъ пол-ковъ, не могла быть менее юо,ооо экземпляровъ. Правда, поставка ружей не соответствовала условiямъ развертыванiя армiи, а потому перiодически въ той или другой группъ войскъ могъ чувствоваться въ нихъ недостатокъ, но, во всякомъ случае, вышеприведенная цифра убеждаетъ, что не затруд-ненiями по заготовленiю оружiя следуетъ объяснить введенiе копiй въ табель полковаго имущества 1711 года, какъ постоянную меру (къ тому же въ то время, когда выделка оружiя на нашихъ заводахъ прочно установилась).

Правильнее поэтому искать объясненiе введенiя копiй (и алебардъ) въ вооруженiе пехоты въ спецiальныхъ обязанностяхъ некоторыхъ категорiй нижнихъ чиновъ. Такими чинами могли быть только сержанты, капралы ефрейторы и нестроевые. Въ пользу этого мненiя можно привести следующiя данныя: а) въ 1712 г. въ сведенiи А. Вейде, поданномъ Б. П. Шереметеву объ имуществе, недостающемъ въ полкахъ его дивизiи, заявляется объ от-пуске "копiй капральскихъ"2); б) въ табеляхъ настоящаго выпуска Сборника алебардщики, показаны въ числе чиновъ "сверхъ указного числа", т. е. въ числе нестроевыхъ, и в) въ указе Репнину отъ 5 мая I707 г. Государь, опре-деливъ штатный составъ должностныхъ нижнихъ чиновъ въ роте, приба-вляетъ, что "алебардщиковъ и прочихъ бездельныхъ чиновъ не надобно"3). Изъ сравненiя этого указа съ табелями 1706 г. следуетъ, что такими алебардщиками и бездельными чинами могли быть деньщики, ефрейторы (действительно, исключенные штатомъ 1711 г. изъ "ротнаго штаба") и те нестроевые, которые находились въ ротахъ "сверхъ указного числа".

Основываясь на вышеприведенныхъ данныхъ, по вопросу о вооруженiи пехоты, безъ риска впасть въ большую погрешность, казалось бы, можно прiйти къ следующимъ окончательнымъ выводамъ:

1) Въ теченiи Северной войны рядовые строеваго состава пехоты были вооружены только ружьями со штыкомъ (до I709 г. - съ багинетомъ) и шпагами. Вооруженiе копьями цълыхъ шеренгъ было исключенiемъ, вызывавшимся несвоевременною поставкою ружей, но не ихъ недостаткомъ.

2) Сержанты, капралы, ефрейторы и нестроевые были вооружены копьями (пиками) и алебардами.

3) Такъ какъ вооруженныя холоднымъ оружiемъ категорiи нижнихъ чиновъ или вовсе не принимали участiя въ бою (нестроевые), или же были низшимъ начальствующимъ элементомъ современнаго пехотнаго строя (сержанты, ефрейторы и капралы), то въ уставныя построенiя и правила стрельбы и не приходилось вводить спецiальныхъ правилъ о действiяхъ копьями.


1)Доклады и приг., т. I, № 59; т. II, № 831; т. III, № 1234.
2)Черные журналы реляцiи, кп. б (10), стр. 127.
3)Сб. Воен.-Ист. мат., вып. I, № 233.


Ближайшимъ последствiемъ этого является отсутствiе какихъ бы то ни было указанiй о действiяхъ копьями (пиками) въ "Краткомъ обыкновенномъ ученьи" 1702 и въ уставе 1716 г.1).

Вопросъ о полковой артиллерiи печатаемыми документами мало разъя-сняется. Не безполезно, во всякомъ случае, отметить следующiя детали, подмечаемыя въ табеляхъ 1706-1707 г.г. (прил. №№ 7, 9, 10, 11 и 21,а также прил. №№ 1, 2, 6 и 15 перваго выпуска Сборника). Въ разсматриваемый перiодъ личыый составъ полковой артиллерiи въ "указное число" не былъ включенъ, а потому число пушкарей и артиллеристовъ въ полкахъ было различно. Вместе съ темъ, въ сведенiяхъ 1706 года замечается стремленiе уравнять въ полкахъ числительный составъ артиллеристовъ; такъ, после укомплектованiя армiи у Кiева осенью 1706 г. въ одинадцати полкахъ (изъ 19-ти) состояло по 6 артиллеристовъ въ каждомъ; цифра эта остается господствующею и въ последующихъ ведомостяхъ 1707 года. Что касается числа орудiй въ полкахъ, то единственное указанiе по этому предмету встречается въ прил. № 15 перваго выпуска Сборника; а именно, въ числе наличнаго имущества полковъ Ностица и Головина показано по 2 пушки и по 4 мортиры, т. е. всего 6 орудiй. Совпаденiе числа орудiй съ числомъ артиллеристовъ бывшихъ въ большинстве пехотныхъ полковъ, конечно, могло быть случайнымъ, но отметить его не безполезно. Интересно также и то, что полковая артиллерiя предназначалась ые только для прицельной стрельбы (пушки), но и для навесной (мортиры). Желанiе воспользоваться мортирами малаго калибра для навеснаго действiя (вероятно, картечью) было причиною введенiя этого типа орудiй также и въ вооруженiе конницы; изъ приложенiя № 18 следуетъ, что мортиры въ 1706 г. входили въ составъ имущества болыпинства драгунскихъ полковъ; эти орудiя были вьючными и перевозились на "седлахъ мортирныхъ"2).

Оставаясь на почве вопросовъ артиллерiйскихъ, заметимъ также, что въ теченiи перваго десятилетiя существованiя регулярной армiи устройство артиллерiи значительно подвинулось впередъ; одна изъ существеинейшихъ сторонъ артиллерiйской техники-типы орудiй и ихъ калибры выработались въ это время уже по известной системе: ириложенiя №№ 14 и 26 показываютъ, что у насъ строго различались три главныхъ типа орудiй - пушки, гаубицы и мортиры; калибры ихъ, правда, были многочисленны (для пушекъ - не менее 12 и для мортиръ - 6), но они выдержаны по определенной, постепенно понижающейся шкале3).


1)Строевая и полевая служба, прим. 27.
2)Вьючныя мортиры, повидимому, ваервые начали придавать къ коннице въ 1703 г. при организацiи отряда Шереметева для осенняго набега къ Везенбергу (см. Первая боевая деят. Петра I, Воен. Сб. 1890 г., № 11).
3)Къ такому же заключенiю приводить и ведомость объ артиллерiи, бывшей въ Петербурге, Нарве, Ивангороде и Шлиссельбурге въ 1708 г. ("Письма и Реляцiи", стр. 116).


Не менее прочно было поставлено и пороховое дело: въ сведеиiяхъ приложенiй №№ 24 и 25 помещены точныя данныя о наличныхъ запасахъ пороха и о его расходе съ 1701 по 1712 годъ1).

Последнимъ вопросомъ, котораго мы коснемся въ обзоре матерiаловъ этого выпуска Сборника, будутъ меры Государя по устройству продоволъ-ствiя армiи. Ценныя указанiя по этому предмету встречаются въ №№ 3, 5, 11, 50, 69, 7О, 73, 75, 80, 87> 92, 104, 119, 138, 168, I98, 200, 201, прил. №№ 2 и 3.

Чтенiе перечисленныхъ документовъ показываетъ, что въ 1708-1714 г.г. применялись две различныя системы продовольствiя войскъ: 1) довольствiе изъ магазиновъ и 2) сборъ продовольствiя при помощи реквизицiй. Первый способъ былъ господствующимъ, ко второму же обращались главнымъ образомъ въ техъ случаяхъ, когда война велась въ шведскихъ земляхъ, преимущественно - въ Ливонiи и Финляндiи.

Центральнымъ учрежденiемъ, ведавшимъ продовольственную часть армiи, былъ Провiантскiй приказъ, учрежденный въ 1700 году2). Резуль-таты деятельности этого Приказа и его органовъ видны изъ приложенiй №№ 2 и 4, дающихъ полную картину продовольственныхъ средствъ госу-дарства и распределенiя магазиновъ въ 1707 г. Всматриваясь въ эти све-денiя, можно заметить, что распределенiе магазиновъ по территорiи страны было искусно соображено съ потребностями войны. Сообразно съ театрами военныхъ действiй эти запасы продовольствiя распределяются такъ:

а) Магазины Инiерманландскаю театра. Перволинейные: Ладога, Шлиссельбургъ, Петербургъ, Нарва, Ямбургъ, Дерптъ, Псковъ и Печерскiй мона- стырь. Второлинейные: Порховъ и Новгородъ.

б) Маiазины западнаю (польско-литовскаю) театра. Въ сведенiяхъ показанъ только одинъ второлинейный магазинъ въ Смоленске, какъ находившiйся на территорiи государства и пополнявшiйся непосредственными распоряженiями Провiантскаго приказа. Прочiе магазины этого театра находились въ Литве и устраивались при участiи польскаго правительства; они были расположены въ Себеже, Полоцке, Борисове, Минске, Вильне и Орше3).

в) Магазины южнаго (Украинскаго) театра. Перволинейные: Кiевъ, Ново-Богородицкъ, Каменный Затонъ, Белгородъ и Коротоякъ. Второлинейные: Путивль, Курскъ, Трубчевскъ, Брянскъ и Воронежъ.

г) Магазины внутри государства (резервные). Вышнiй Волочекъ, Тверь, Москва, Мценскъ и Орелъ.

Наконецъ, особо стоялъ Архаыгельскiй магазинъ на Беломъ море.


1)Хозяйственная сторона операцiи изготовленiя пороха обстоятельно выясняется Докла- и приговорами Прав. Сената; см. т. I-№ 156 и т. III-№№ 62 и 935.
2)П. С. 3. № 1764.
3)Сб. В.-Ист. Мат., выа. I, предисловiе стр. ХХVШ.


Расположенiе магазиновъ, конечно, не могло быть постояннымъ; такъ, въ 1708 году пришлось очистить все литовскiе магазины, съ другой стороны, по занятiи Ливонiи и части Финляндiй, явилась необходимость устроить новые магазины въ Риге, Ревеле, Выборге и Кексгольме. Кроме перечисленныхъ главныхъ складовъ продовольствiя, для обезпеченiя войскъ на марше и для кратковременнаго довольствiя войскъ при остановкахъ (напр., на винтеръ-квартирахъ), закладывались магазины временные и проходные (см. №№ 75, 119, 168 и 198).

Исполнительными органами Провiантскаго приказа по пополненiю магазиновъ были воеводы, приказные люди, особливые посылыцики и провiант-мейстеры (№ 69 и прил. № 2). Съ 1707 года въ Ингерманландiи для распо-ряженiй по продовольственной части назначались особые "комиссары"1); къ такимъ же комиссарамъ, являвшимся представителями местнаго прави-тельства, мы обращалисьвъ Ливонiии въ Литве (№74 и 198); затемъ, при случайныхъ заготовленiяхъ участiе въ пополненiи магазиновъ принимали также коменданты и оберъ-коменданты (№ 50). Съ учрежденiемъ въ 1711 году Правительствующаго Сената общiя распоряженiя по заготовленiю про-довольствiя перешли къ этому центральному учрежденiю. Сенатъ свои указанiя приводилъ въ исполненiе чрезъ новые органы, являвшiеся следствiемъ ре-формы областного управленiя и учрежденiя губернiй; такими органами были губернаторы и, главнымъ образомъ, губернскiе комиссары при Сенатъ, а также коменданты2). Что касается заведыванiя магазинами, то уже съ 1703 года съ этою целью назначались особые провiанты или провiантмейстеры, имевшiе въ своемъ распоряженiи целовальниковъ. Последнiе вели тщательный учетъ наличности и расхода запасовъ магазиновъ 3); въ этомъ учете и заключается объясненiе техъ точныхъ цифръ, съ которыми встре-наемся въ сведенiяхъ этого выпуска Сборника.

Сила магазиновъ, сообразно съ потребностями войскъ, опредЪлялась Провiантскимъ приказомъ (позже - Правительствующимъ Сенатомъ), а иногда и непосредственными распоряженiями Государя (напр., въ 1707 году имъ была определена сила Полоцкаго, Себежскаго, Кiевскаго и Псковскаго магазиновъ4).

Въ число предметовъ заготовленiя входили: мука, крупа, сухари, овесъ, рожь и ячмень. Не заготовлялись, следовательно, соль (составлявшая государственную регалiю, а потому имевшаяся всегда въ избытке4), сено и мясо, по трудности ихъ храненiя. Общее количество предметовъ заготовленiя указывалось большею частыо въ размере годовой дачи на годъ впередъ, съ зачетомъ наличнаго остатка. Иногда впрочемъ въ магазины собиралась двухгодовая дача, какъ напр. въ 1709 г. для Псковскаго и Нарвскаго гарнизоновъ (№ 69). Наконецъ, въ некоторыхъ случаяхъ, напр. въ 1707 г. для Кiевскаго и Псковскаго магазиновъ (а также и для магазиновъ, расположенныхъ въ Литве) размеръ заготовленiя сообразовался исключительно съ предполагаемымъ ходомъ войны.


1)П. С. 3., №2135.
2)См. также Докл. и приг. Прав. Сената, т. I-№,№ 21, 90, 346, 519; т. II-№№ 28, 801, 819; т. III-№№ 464, 6.6, 648 и друг.
3)Госуд. Арх. Дела Саб. Пров. Канцелярiи, № 205, часть I.
4)Сб. В.-Ист. Мат., вып. I, №№ 197 и 295.
5)П. С. 3., № 2093.


Порядокъ сбора определенныхъ вышесказанными способами запасовъ былъ выработанъ вполне точно. Общее количество подлежавшихъ къ по-ставке въ определенный магазинъ предметовъ заготовленiя раскладывалось на известное число уездовъ; въ последнихъ производилась дальнейшая раскладка "по указнымъ статьямъ" съ каждаго двора дворцоваго, помещи-кова, вотчинникова, архiерейскаго и монастырскаго1). Тотъ же способъ раскладки общей потребности заготовленiя по уездамъ применялся и въ Литве2).

Поставка продовольствiя, сообразно съ этими раскладками, составляла одинъ изъ видовъ повинностей населенiя, а отсюда-названiе "провiанта окладного и запроснаго"3). Повинность эта была частью натуральною, частыо заменялась денежными сборами. Съ теченiемъ времени (до 1714 г.) последнiй способъ дЪлается господствующихмъ и заготовленiе произво-дится распоряженiемъ Сената, чрезъ особыхъ подрядчиковъ, или же покупками чрезъ губернаторовъ, адмиралтейскiй приказъ, канцелярiю Сената и проч.4).

Доставка заготовленныхъ этими способами запасовъ въ магазины про-изводилась или на подводахъ, или же водою. Необходимое число подводъ собиралось съ населенiя по такимъ же, приблизительно, раскладкамъ, какъ и продовольствiе; въ I709 году къ этой натуральной повинности была присоединена также и денежная5). Для облегченiя подвоза запасовъ, время пополненiя магазиновъ прiурочивалось къ "зимнему пути" и, сверхъ того, въ широкихъ размерахъ пользовались сплавомъ продовольствiя водою. Къ этому второму способу, по его простоте, скорости и дешевизне, мы обра-щались всегда, когда къ тому являлась возможность. Стремленiе воспользоваться водными путями, а въ особенности облегчить передвиженiе запа-совъ изъ одного магазина въ другой, имело следствiемъ расположенiе последнихъ во взаимной связи на судоходныхъ рекахъ. Такъ, перво-линейные магазины Ингерманландскаго театра, кроме Печерскаго мона-стыря, были связаны общимъ воднымъ путемъ (съ перерывомъ на Нарове у водопада); къ нимъ, при помощи р. Волхова, примыкалъ Новгородскiй магазинъ. Начатое въ 1705 году устройство Вышневолоцкаго канала должно было связать эти магазины съ Вышнимъ-Волочкомъ, Тверью, Москвою, Мценскомъ и Орломъ. Съ другой стороны, на юге, системою р. Днепра были соединены магазины: Кiевскiй, Путивльскiй, Курскiй, Трубчевскiй и Брянскiй. Наконецъ, Воронежскiй и Коротоякскiй магазины соединялись Дономъ. То же стремленiе связать магазины внутренними водными путями замечается и после занятiя Ливонiи и Финляндiи; съ этою целью были произведены рекогносцировки рекъ отъ Дерпта до Пернова (№ 108) и отъ Петербурга къ Выборгу6).


1)См. также П. С. 3. № 2376.
2) Сб. Воен.-Ист. Мат.; вып. I, предисловiе стр. XXIX.
3)Въ спецiально военномъ отношенiи подразделенiе ировiанта на "окладпой" и "за- просный" не имеетъ значенiя. Г. Мрочекъ Дроздовскiй (см. "Оаисанiе докуиентовъ и бумагъ, хранящихся въ Моск. Арх. Мин. Юст., кн. 3) предполагаетъ, что "окладной" провiантъ означаетъ нормальный сборъ по окладу, а "запроеный"-сборъ сверхъ положеннаго по окладу. Г. Мрочекъ Дроздовскiй ошибается, однако, связывая это подразделеиiе съ губернскою реформою областного управленiя. Прил. № 2 и 3, а также Дела Снб. Пров. канцелярiи (№ 205, ч. I) показываютъ, что провiантъ раздедялся па "окладной" и "запросный" задолго до учрежденiя губернiй и раепределенiя повинностей на "доли съ двороваго числа".Въ делахъ Пров. канцелярiи о подразделенiи провiанта на "окладной" и "запросный" упоминается въ документахъ 1703 г.
4)См. Доклады и приг. Прав. Сената.
5)П. С. 3., № 2246.
6)Госуд. Арх., Дела С.-Петербургской канцелярiи (№ 179,ч. I), черное письмо кн. Меншикова къ бригадиру Чернышеву отъ 5 мая 1711 г.


Второй способъ довольствiя былъ реквизицiонный. Какъ изложено выше, къ нему обращались въ исключительныхъ случаяхъ, преимущественно въ Ливонiи, Финляндiи и отчасти въ Литвъ. При помощи реквизицiй до-вольствовались, напр., отряды Монастырева и Манштейна въ 1708 г. у Осиновой рощи (№ II), - наша конница въ теченiи всей Финляндской войны (№ 80 и 138), а отчасти и другiе отряды при расположенiи на винтеръ-квартирахъ и при действiяхъ внутри этой страны (№ 169)1). Кь этому же способу довольствiя войскъ пришлось обратиться Зотову въ 1709 г. въ Ли-вонiи (№ 75). Наконецъ, вследствiе несвоевременности распоряженiй по устройству проходныхъ магазиновъ, къ реквизицiямъ въ собственной стране (въ Ингерманландiи) вынужденъ былъ прибегнуть и ген. Вейде въ 1713 году (№ 168). Важно, однако, отметить, что во всехъ этихъ случаяхъ сборъ продовольствiя производился въ строгомъ порядке и безъ излишняго отяг-ченiя жителей. Образецъ распоряженiй по производству реквизицiй предста-вляютъ пункты Шереметева Нарвскому коменданту Зотову и оберъ-вагер-мейстеру Зыбину въ 1709 году (№ 75). Изъ этихъ пунктовъ следуетъ, что реквизицiя была разрешена только, какъ исключительная мера, на тотъ случай, если войска "не удовольствованы провiантомъ"; сборъ провiанта долженъ былъ происходить по разосланнымъ "въ потребныя места лифляндскiя" универсаламъ, при помощи спецiальнаго наряда драгунъ и особыхъ представителей отъ населенiя (комиссаровъ); собранное довольствiе предписывалось сложить въ магазины, выдача изъ которыхъ, конечыо, должна была содействовать большему порядку въ довольствiи.


1)См. также: а) Дела Спб. Канцелярiи, № 179(Черныя письма кн. Меншикова), - резолюцiю на донесенiи бригадира Чернцова въ 1713 г.; б) дело князя М. М. Голицына о сборе провiанта въ 1713 г. (№ 164 въ Госуд. Арх.).


Такiя же указанiя были даны и въ 1711 г., когда пришлось довольствовать реквизицiями войска Боура при движенiи ихъ чрезъ Польскiе Инфлянды изъ Ревеля въ Померанiю (№119)1).

Размеръ дачи продовольствiя менялся сообразно съ обстоятельствами. Такъ, въ 1709 г. въ гвардiи, во время движенiя Шереметева после Полтавскаго боя къ Риге, выдавалось ежедневно каждому солдату по 2 ф. хлеба, 2 ф. мяса, 1/2 кварты водки и, сверхъ того, пиво, крупа, уксусъ и соль (прил. № 52). Въ 1710 г., во время осады Выборга, на каждаго человека отпускалось на две недели по четверику муки и на месяцъ по 1/2 малаго четверика крупъ (вероятно, также мясо и проч.) (№ 104). Въ 1711 г., въ корцусе Боура, дача продовольствiя состояла изъ 2 ф. хлеба и 1 ф. мяса (вероятно, также крупа и проч.) (№ 119)- Наконецъ, иная дача была положена въ 1714 г. для войскъ, подлежавшихъ посадке на суда флота; она была расчитана на месяцъ и состояла изъ сухарей - 1 1/2 пуда, муки - 1/2 четверика, соли - 2 ф., вина - 4 чарокъ, уксусу - 1 кружки, ветчины - 8 ф., масла - 4 ф. и четверика крупъ на 6 человекъ (№ 224). Эти примеры показываютъ, что дача продовольствiя въ значительной мере сообразовалась съ условiями службы войскъ и съ трудностями похода.

Переходя далее къ продовольствiю войскъ на походе, прежде всего остановимся на подвижномъ магазине. Этотъ магазинъ долженъ былъ состоять въ месячномъ запасе продовольствiя и постоянно находиться при войскахъ въ наличности, "для того что по имянному Царскаго Величества указу предложено всегда иметь въ запасъ на месяцъ и на две недели на употребленiе въ пути"2).

Этотъ месячный запасъ долженъ былъ обезпечивать довольствiе войскъ до устройства промежуточнаго магазина и вообще до организацiи продовольственной. части въ пункте ихъ прибытiя (№ 75). На марше войска Должны были довольствоваться изъ проходныхъ магазиновъ и складовъ. Изъ этого вытекала необходимость движенiя частей армiи по определеннымъ маршрутамъ. Послъднiе заблаговременно сообщались соответствующймъ административнымъ лицамъ для принятiя меръ по устройству магазиновъ (№ № 198, 214 и прил. № 563).


1)Порядокъ исполненiя реквизицiй въ Финдяндiи отчасти разъясняется резолюцiями Менжикова на донесенiи бригадира Чернцова (см. предыдущую выноску). Сборъ продоволь-ствiя въ 1713 г. былъ организованъ такъ: съ одной стороны жители особыми универсалами были предупреждены о предстоящей реквизидiи, а съ другой - войска Чернцова получили особый наказъ, главныя основанiя котораго быди следующiя: 1) реквизицiями довольствовать на марше и при расположенiи на квартирахъ въ Саволаксе, 2) расположиться "по трактаменту", а если его нетъ; то по наличнымъ дворамъ; 3) рацiоны и порцiоны взымать не иначе какъ въ размерахъ, определенныхъ сенатскими указами.
2)Черн. журн., кн. 7 (12), стр. 1.
3)Такъ, напр., въ 1713 году для следованiя войскъ А. Вейде изъ Украины въ Петер- бургъ былъ назначенъ следующiи маршрутъ: Кiевъ - Стародубъ - Рославль - Смоленскъ -Вел.Луки - Псковъ - Гдовъ - Ямбургъ - Копорьеи Петербургъ. Маршрутъ этотъ былъ въ значительной мере соображенъ съ рапюложеыiемъ постоянныхъ магазиносъ; въ техъ городахъ, где ихъ не было, быди устроены временные. (Черн. журналы, кн. 5 (8), запись отъ 4 августа). Расчетъ магазпновъ и ихъ сида по этому маршруту указаны въ Докл. и приг. Прав. Сената, т. III, № 648.
Интересный образецъ распоряженiй для организацiи маржа представляетъ также ордерь} данный Шереметевымъ въ 1713 году полковнику Головкину для следованiя съ Казанскимъ нолкомъ изъ Украины въ Ригу. Главныя указаыiя этого ордера, были следующiя: 1) маршрутъ на Смоленскъ-Великiл Луки-Псковъ и Ригу, 2) довольствiе-изъ магазиновъ; 3) наличность при полку месячнаго запаса, 4) нрiемъ продовольствiя чрезъ регимептъ - провiантмейстеровъ, 5) тщательное наблюденiе за порядкомъ и хозяйствомъ чрезъ полковаго фискала. (Черн. журн. кн. 7 (12), стр. 38. См. также Докл. и приг., т. III, № 626).


Подвижной магазинъ перевозился за войсками на подводахъ, собираемыхъ отъ населенiя на все время похода.

По мере движенiя вглубь непрiятельской страны довольствiе войскъ, по крайнсй мере въ Финляндiи, обезпечивалось устройствомъ промежуточныхъ базъ; такими базами въ кампанiи 1712-1714 г.г. были: Выборгъ съ Кексгольмомъ, затемъ Форсби, Гельсингфорсъ, а предь Гангутскимъ боемъ - Пой-Кирка и Ревель.

Приведениые факты подтверждаютъ, что въ пашей армiи, со времени ея регулярства, была прочио устроенная систсма довольствiя1). Расчленяя продовольствiе армiи на отдъльныя операцiи, въ мерахъ 1708-1714 г.г. можно видеть: 1) правильную оргаиизацiю продовольственной базы; 2) продовольствiе на марше изъ проходныхъ и временныхъ магазиновъ; з) устройство промежуточныхъ базъ; 4) обезпеченiс продовольствiя подвижнымъ магазиномъ съ месячнымъ запасомъ и 5) наконецъ, пользованiе местными средствами, посредствомь правилыю организованныхъ реквизицiй.

Вместе съ темъ, нельзя не заметить, что въ основаыiе всей системы, выражавшейся въ форме преимущественнаго довольствiя изъ магазиновъ, были положены начала дореформенныя, видоизмененныя, однако, сооб-разно съ потребностями новой, реорганизованной армiи. Действительно, главнымъ источникомъ для довольствiя войскъ въ 1708-1714 г.г. служили запасы, взятые отъ земли, т. е. тотъ же источникъ, къ которому мы об-ращались и въ до-петровское время; сохранена была также прежняя неравномерность обложенiя населенiя; самый сборъ продовольствiя въ первое время производился чрезъ техъ же воеводъ, какъ и прежде; не исчезли, нако-нецъ, и целовальники. Но все эти старыя меры, благодаря введенiю ма-газиннаго способа распределенiя запасовъ и порядку, созданному Провiантскимъ приказомъ и распоряженiями Царя, получили начала того же регулярства, правильности, систематичности, которыя были применены и въ живой силе, - въ армiи.


1)Общiе выводы см. въ Запискахъ по Ист. воен. иск. въ Россiи (трудъ Д. Ф. Масловскаго), стр. 158 и 159.


Этимъ краткимъ очеркомъ почти исчерпываются данныя настоящаго выпуска Сборника, не касающiяся непосредственно Финляндской войны. По каждому изъ затронутыхъ вопросовъ мы пытались прiйти къ определеннымъ заключенiямъ, сопоставляя съ этiэю целью матерiалы Делъ Кабинета съ другими сведенiями. Менее всего настаиваемъ на правильности нашихъ заключенiй.

А. 3. Мышлаевскiй.

26 Сентября 1893 г.

/ Северная война на Ингерманландском и Финляндском театрах въ 1708-1714 г. Сборник военно-исторических материалов. С.-Петербург, 1893 г. /

/ Сканирование и обработка Bewerr. Благодарим С. Головкина и Axel за помощь в подготовке материала. /



 Главная страница | Форум | Написать авторам

Перейти в раздел: 




Rambler's Top100 page counter

© terijoki.spb.ru 2000-2014